Воспоминания

7 июля 2022 - Ирина Ковалёва
article507626.jpg
 
 
 

Рядом с нами в жизни очень много необычного и необъяснимого. Хочу поделиться собственной историей. Мне давно не двадцать пять, и я привыкла всё каким-то образом объяснять – так нас учили и воспитывали. Мы всегда и подо всё стараемся подводить научное обоснование.

            Мой отец был романтиком. Именно от него мне передалось умение видеть в окружающем красоту и, если хотите, волшебство. Рассказывая про эльфов на ёлке или о далёких галактиках, отец не скрывал, что это фантазии и больше доказывал, что всему есть объяснение. Правда, иногда ставил в тупик самого себя. Приведу пример, когда я падала на скользкой дорожке, гуляя с ним, то он всегда спрашивал: «Что нашла?» - заставляя сквозь слёзы улыбнуться. Но однажды, когда я снова больно ударила коленку о лёд, на его вопрос получила конкретный ответ – нашла рубль, прочно вмёрзший в лёд. Выражение лица своего родителя помню по сию пору. Так совпасть было очень трудно. Впоследствии он признавался, что сам очень удивился той находке.

            Когда умерла мама отец полностью сник. Он потерял смысл жизни и не скрывал, что всё стало неинтересно и однообразно. Я часто приезжала ночевать к нему. Мне приходилось разрываться между собственной семьёй, молодой семьёй сына и этими ночёвками. Но мне хотелось, чтобы отец пожил подольше.

Долгими зимними вечерами мы с ним беседовали о жизни, да и что говорить, и о смерти тоже. Я видела, что отец очень боится смерти, хоть и не видит смысла в жизни.

            - Как ты думаешь, дочь, ТАМ есть что-нибудь? – и он напряжённо ждал моего ответа.

            - Папа, я просто уверена, что есть! – отвечала я ему, думая о противоположном.

            - Дорогая! Приходит наша очередь уходить! Потом придёт и ваш черёд! – философствовал он.

            - Папа, у смерти нет очереди! – отвечала я ему. – Смерть выдёргивает без всякой очередности! Умирают и маленькие, и совсем молодые.

Он соглашался. А потом говорил печалясь, что мама ему совсем не снится.

Почти всегда он вспоминал, как учился, что был атеистом, никогда не ходил в церковь и не верил в высшие силы.

            В конце мая четырнадцатого года он мне позвонил и сказал, что ему очень плохо. Я созвонилась с братом, и когда приехала к отцу застала их в ванне. Брат приводил отца в порядок перед тем, как вызвать врача. В тот момент, когда они были в ванне, там раздался ужасный грохот. Я решила, что это упал отец и что-то разбил. На мой встревоженный вопрос о том. что случилось, брат ответил:

            - Сейчас всё увидишь сама. – он вывел из ванны совсем ослабевшего отца и увёл его в спальню. То, что я увидела в ванне, лишило меня слов на некоторое мгновение. Над раковиной висел плафон. Он так долго был на своём месте, что даже державшие его крепления давно заржавели. Так вот этот плафон внезапно упал в раковину, пробил её насквозь и оказался в мусорном ведре под раковиной. Раковина зияла огромной дырой.

Отец всегда отличался экономией. В зале из трёх ламп в люстре была вкручена только одна. Все три находились в плафонах, но две лампы были не докручены. Когда приехал врач, он посетовал, что в комнате темновато и попросил включить свет. Я включила и, к моему удивлению, загорелись все три. Сколько потом не включала, горела только одна.

Отца увезли в больницу, откуда он больше не вернулся. И начались странности.

            Мы приглашали на отпевание священника, который не явился. Брат рассердился, что не выполнили элементарного. Но мы заранее ездили и договаривались. Бабушки, узнав, что отец считал себя атеистом, заявили: «Понятно почему не пришёл священник – безбожников не отпевают!» А отец лежал в гробу, словно спал – настолько спокойным было выражение лица.

Подошло девять дней. И все эти дни у меня складывалось чёткое ощущение, что я чего-то не сделала. Девять дней отвели неплохо. Когда разошлись все, я осталась одна. Перемыла посуду, всё прибрала, расставила по местам мебель. Потом села и вслух сказала: «Папа! Надеюсь, что тебе всё понравилось!» И в этот момент в спальне упало что-то тяжёлое. Я замерла и от страха, и от неожиданности. Еле насмелившись, прошлась по комнатам – но всё стояло по своим местам.

            Душа болела. Я не понимала, что происходит. Решила позвонить в другой город, где жила родная сестра отца.

            - Тётя! Вы не помните. отец был крещённым или нет? – после приветствия задала я вопрос.

            - Конечно! – услышала я совсем не то, что ожидала.

            - Но ведь он всегда говорил, что атеист и не крещён! – выдала я свой довод.

            - Так, он мог и не знать! Крестили совсем маленьким! Бабушка его называла: «Мой христосик!», а меня «Моя нехристь». Я-то как раз некрещённая! – пояснила тётя.

«Значит, срочно нужно отпеть землю и увезти на могилу!», - решила я и приступила к выполнению.

Землю отпели, и я повезла её на могилу. Точно зная месторасположение мне никак не удавалось найти могилу отца и мамы. Я буквально впала в отчаяние. Созвонилась с сыном. Он посоветовал успокоиться и выйти на главную дорогу. Так я и сделала. После этого нашла искомый участок.

После кладбища приехала домой полностью разбитая, словно несколько дней физически работала.

Ночью мне приснился отец. Он лежал на кровати и спал. Я кинулась к нему:

            - Папа! Ты живой! – слёзы радости душили меня.

Он приоткрыл глаза, немного отодвинул меня и сказал тихим, уставшим голосом:

            - Доченька! Ты бы знала, какой ужас я пережил! Какой ужас! – потом отстранил мои, протянутые к нему руки, и добавил, - Прости! Я очень устал! Мне надо немного поспать!

До сих пор помню каждую деталь этого сна.

            Прошло время. Снов про папу больше не было. Но однажды приснилась мама. Она была нарядная, молодая, красивая. Мама во сне смеялась и просила передать папе, что ей очень хорошо, что ничего не болит и она счастлива. А ещё сообщила свой новый адрес с краем, городом и улицей. Правда, проснувшись, я помнила только то, что она живёт в Красноярском крае.

            Недавно, опять во сне, я увидела в своём офисе на стене у кабинета таксофон. Я подошла к нему и стала набирать номер папы. Но даже во сне я помнила, что там никого нет. Трубка долго отзывалась длинными гудками. Положив трубку, я пошла от телефона. В этот момент он сам зазвонил. Вернувшись и сняв трубку, я услышала до боли знакомый голос отца. Он сказал:

            - Доченька! Я ещё не добрался! Как доберусь – сообщу! – дальше раздались короткие гудки.

Больше папа не приходит во сне. Очевидно, ещё не добрался…


© Copyright: Ирина Ковалёва, 2022

Регистрационный номер №0507626

от 7 июля 2022

[Скрыть] Регистрационный номер 0507626 выдан для произведения:
 
 
 

Рядом с нами в жизни очень много необычного и необъяснимого. Хочу поделиться собственной историей. Мне давно не двадцать пять, и я привыкла всё каким-то образом объяснять – так нас учили и воспитывали. Мы всегда и подо всё стараемся подводить научное обоснование.

            Мой отец был романтиком. Именно от него мне передалось умение видеть в окружающем красоту и, если хотите, волшебство. Рассказывая про эльфов на ёлке или о далёких галактиках, отец не скрывал, что это фантазии и больше доказывал, что всему есть объяснение. Правда, иногда ставил в тупик самого себя. Приведу пример, когда я падала на скользкой дорожке, гуляя с ним, то он всегда спрашивал: «Что нашла?» - заставляя сквозь слёзы улыбнуться. Но однажды, когда я снова больно ударила коленку о лёд, на его вопрос получила конкретный ответ – нашла рубль, прочно вмёрзший в лёд. Выражение лица своего родителя помню по сию пору. Так совпасть было очень трудно. Впоследствии он признавался, что сам очень удивился той находке.

            Когда умерла мама отец полностью сник. Он потерял смысл жизни и не скрывал, что всё стало неинтересно и однообразно. Я часто приезжала ночевать к нему. Мне приходилось разрываться между собственной семьёй, молодой семьёй сына и этими ночёвками. Но мне хотелось, чтобы отец пожил подольше.

Долгими зимними вечерами мы с ним беседовали о жизни, да и что говорить, и о смерти тоже. Я видела, что отец очень боится смерти, хоть и не видит смысла в жизни.

            - Как ты думаешь, дочь, ТАМ есть что-нибудь? – и он напряжённо ждал моего ответа.

            - Папа, я просто уверена, что есть! – отвечала я ему, думая о противоположном.

            - Дорогая! Приходит наша очередь уходить! Потом придёт и ваш черёд! – философствовал он.

            - Папа, у смерти нет очереди! – отвечала я ему. – Смерть выдёргивает без всякой очередности! Умирают и маленькие, и совсем молодые.

Он соглашался. А потом говорил печалясь, что мама ему совсем не снится.

Почти всегда он вспоминал, как учился, что был атеистом, никогда не ходил в церковь и не верил в высшие силы.

            В конце мая четырнадцатого года он мне позвонил и сказал, что ему очень плохо. Я созвонилась с братом, и когда приехала к отцу застала их в ванне. Брат приводил отца в порядок перед тем, как вызвать врача. В тот момент, когда они были в ванне, там раздался ужасный грохот. Я решила, что это упал отец и что-то разбил. На мой встревоженный вопрос о том. что случилось, брат ответил:

            - Сейчас всё увидишь сама. – он вывел из ванны совсем ослабевшего отца и увёл его в спальню. То, что я увидела в ванне, лишило меня слов на некоторое мгновение. Над раковиной висел плафон. Он так долго был на своём месте, что даже державшие его крепления давно заржавели. Так вот этот плафон внезапно упал в раковину, пробил её насквозь и оказался в мусорном ведре под раковиной. Раковина зияла огромной дырой.

Отец всегда отличался экономией. В зале из трёх ламп в люстре была вкручена только одна. Все три находились в плафонах, но две лампы были не докручены. Когда приехал врач, он посетовал, что в комнате темновато и попросил включить свет. Я включила и, к моему удивлению, загорелись все три. Сколько потом не включала, горела только одна.

Отца увезли в больницу, откуда он больше не вернулся. И начались странности.

            Мы приглашали на отпевание священника, который не явился. Брат рассердился, что не выполнили элементарного. Но мы заранее ездили и договаривались. Бабушки, узнав, что отец считал себя атеистом, заявили: «Понятно почему не пришёл священник – безбожников не отпевают!» А отец лежал в гробу, словно спал – настолько спокойным было выражение лица.

Подошло девять дней. И все эти дни у меня складывалось чёткое ощущение, что я чего-то не сделала. Девять дней отвели неплохо. Когда разошлись все, я осталась одна. Перемыла посуду, всё прибрала, расставила по местам мебель. Потом села и вслух сказала: «Папа! Надеюсь, что тебе всё понравилось!» И в этот момент в спальне упало что-то тяжёлое. Я замерла и от страха, и от неожиданности. Еле насмелившись, прошлась по комнатам – но всё стояло по своим местам.

            Душа болела. Я не понимала, что происходит. Решила позвонить в другой город, где жила родная сестра отца.

            - Тётя! Вы не помните. отец был крещённым или нет? – после приветствия задала я вопрос.

            - Конечно! – услышала я совсем не то, что ожидала.

            - Но ведь он всегда говорил, что атеист и не крещён! – выдала я свой довод.

            - Так, он мог и не знать! Крестили совсем маленьким! Бабушка его называла: «Мой христосик!», а меня «Моя нехристь». Я-то как раз некрещённая! – пояснила тётя.

«Значит, срочно нужно отпеть землю и увезти на могилу!», - решила я и приступила к выполнению.

Землю отпели, и я повезла её на могилу. Точно зная месторасположение мне никак не удавалось найти могилу отца и мамы. Я буквально впала в отчаяние. Созвонилась с сыном. Он посоветовал успокоиться и выйти на главную дорогу. Так я и сделала. После этого нашла искомый участок.

После кладбища приехала домой полностью разбитая, словно несколько дней физически работала.

Ночью мне приснился отец. Он лежал на кровати и спал. Я кинулась к нему:

            - Папа! Ты живой! – слёзы радости душили меня.

Он приоткрыл глаза, немного отодвинул меня и сказал тихим, уставшим голосом:

            - Доченька! Ты бы знала, какой ужас я пережил! Какой ужас! – потом отстранил мои, протянутые к нему руки, и добавил, - Прости! Я очень устал! Мне надо немного поспать!

До сих пор помню каждую деталь этого сна.

            Прошло время. Снов про папу больше не было. Но однажды приснилась мама. Она была нарядная, молодая, красивая. Мама во сне смеялась и просила передать папе, что ей очень хорошо, что ничего не болит и она счастлива. А ещё сообщила свой новый адрес с краем, городом и улицей. Правда, проснувшись, я помнила только то, что она живёт в Красноярском крае.

            Недавно, опять во сне, я увидела в своём офисе на стене у кабинета таксофон. Я подошла к нему и стала набирать номер папы. Но даже во сне я помнила, что там никого нет. Трубка долго отзывалась длинными гудками. Положив трубку, я пошла от телефона. В этот момент он сам зазвонил. Вернувшись и сняв трубку, я услышала до боли знакомый голос отца. Он сказал:

            - Доченька! Я ещё не добрался! Как доберусь – сообщу! – дальше раздались короткие гудки.

Больше папа не приходит во сне. Очевидно, ещё не добрался…


 
Рейтинг: +13 235 просмотров
Комментарии (5)
Александр Джад # 8 июля 2022 в 11:34 +5
Хороший рассказ. Мне понравился.
Удачи автору!
Сергей Шевцов # 11 июля 2022 в 11:42 +5
В каждой мистике есть доля мистики.
Тая Кузмина # 2 сентября 2022 в 15:48 +6
Замечательный рассказ, искренний и тонкий по душевному восприятию.
Виктория Джура # 4 сентября 2022 в 02:27 +4
Как мне всё это знакомо!..
Замечательный рассказ!
И хочу добавить: ТАМ - есть жизнь. но другая. и очень отличающаяся от нашей... Но всё это так интересно!!!
Людмила Комашко-Батурина # 21 сентября 2022 в 20:01 0
Верю в искренность произошедшего, потому что и со мной случались странные вещи после ухода близких людей. Хороший рассказ получился.