Ирина

17 сентября 2022 - Александр Джад
Странное время: телефон без кнопок, двери б
ез ручек, люди без мозгов, отношения без чувств.
Жила на свете девочка Ира. Родилась она у мамы, которой самой совсем недавно стукнуло всего семнадцать. Увлекалась молодая мать бутылочкой, да и парни от неё отказа не знали.
Неудивительно, что через какое-то время её лишили родительских прав. Так маленькая Ира оказалась в детдоме.
Детство её проходило весьма спокойно и, можно сказать, беззаботно. Так и было. Но до определённого момента.
Стукнуло ей тогда пятнадцать. Тут и произошли события, оставившие неизгладимый след в её душе и коренным образом повлиявшие на всю её последующую жизнь.
В их детдом поступил Костик — ровесник Ирины. На первый взгляд событие не из ряда вон, но...
Что он нашёл в этой угловатой худышке с глазами на пол лица непонятно. Но стал напористо проявлять к ней нешуточный интерес. А вот она его, как говорят, в упор не видела. То ли ещё не доросла до взрослых чувств, то ли не пришёлся ей по душе неожиданный воздыхатель. Да и вообще, обычно девочки в её возрасте если уж и засматривались на парней, то уж точно постарше, а не на этих, как считали, желторотых юнцов.
Костик же времени зря не терял. Довольно быстро завоевал авторитет у сверстников и посчитал, что теперь ему дозволено всё.
Но, как оказалось, всё да не всё. Эта худышка, как он ни старался, напрочь игнорировала все его ухаживания и притязания.
Это было обидно. Дружки исподволь посмеивались над ним.
«Дальше, — решил он, — такое терпеть было нельзя...»
 
Имела Ира одно пристрастие. Любила посидеть на берегу близлежащего озера в одиночестве и помечтать о чём-то своём, девичьем.
В этот раз погода не баловала. Берег пустынен. Даже привычных рыбаков-любителей не видно. Это было на руку. Никто не будет мешать и приставать с ненужными разговорами и расспросами.
Всё шло, как всегда спокойно и одиноко. И тут появились они. Их было четверо.
Вместе с дружками Костик подходил всё ближе и ближе. Увидела Ира их не сразу. Просто мысли как-то вдруг оборвались. Она посмотрела на приближающихся парней и, словно кролик перед удавом, не смогла ни пошевелиться, ни убежать.
— Что, сучка, попалась? — подойдя, ухмыльнулся Костик. — Продинамить меня задумала? Не выйдет.
Ира прекрасно понимала, нельзя кому бы то ни было показывать свою слабость и неуверенность.
— Отвали по-хорошему, — огрызнулась она. — Что ты до меня доколупался? Чего тебе вообще от меня нужно?
— Вот этого, — Костик пошленько ухмыльнулся и протянул руку к её груди.
Ира с силой оттолкнула его, да так, что тот еле удержался на ногах.
— Ах, ты... — он ухватил её за плечи и попытался силой притянуть к себе.
Ира извернулась, словно змея и, что есть силы, ногтями прошлась по его щекам.
Костик взревел от боли. Вытер тыльной стороной ладони раненое место. Посмотрел на руку. Она окрасилась в красный цвет. Это его ещё больше взбесило. Он сделал внезапный выпад и ударил Иру кулаком в подбородок.
Сноп искр посыпался у девочки из глаз. Она не удержалась и со всего маху опрокинулась на землю. Но сознание не потеряла и попыталась тут же вскочить.
— Вяжи её, пацаны! — крикнул Костик.
Двое повисли у неё на руках, а один удерживал ноги.
Костик, понимая своё превосходство, теперь уже не спеша опустился на колени и со знанием дела принялся лапать её за грудь.
— Что, сучка, попалась? — фанатично шаря по телу, бормотал он. — Не хотела по-хорошему, будет по-плохому.
Опустил руки ниже. Погладил живот. Потом резко откинул подол платья и принялся стаскивать с неё трусики.
Ира яростно сопротивлялась, брыкалась, извивалась, шипела, стонала сквозь слёзы. Но закричать, позвать на помощь даже мысли не возникло. Никогда не ждала помощи со стороны. Все свои проблемы привыкла решать сама. Так случилось и в этот раз.
Неизвестно как могло всё закончиться, если бы не послышался приближающийся голос. Кто-то громко разговаривал по телефону.
— Полундра! — крикнул один из парней.
Костик тут же прекратил свои поползновения. Прислушался. Сообразил, чем им всё это может грозить. Быстро сориентировался.
— Уходим! — бросил он коротко.
Уже буквально через секунду всех четверых отсюда, как ветром сдуло. Будто их тут и не было.
Из-за кустов показалась женщина средних лет. Увидела Иру. Подошла ближе. Огляделась.
— Девонька, что случилось? — пряча телефон в карман, сказала женщина. — Тебя кто-то обидел?
— Нет, — размазывая по лицу слёзы, сказала Ира. — Сама упала.
— Ну-ну, — с сомнением глядя на девочку, покачала головой женщина. — Помощь нужна?
— Спасибо, нет, — Ира принялась отряхивать с платья прилипшую листву. — Всё хорошо. Это я сама.
— Ну, как знаешь, — женщина пожала плечами и поспешила по своим делам.
 
Едва придя в себя, Ира вернулась в детдом. Никто ничего не заметил. И жизнь, после этого инцидента потекла, казалось бы, как и раньше.
Но что-то всё же изменилось. Мир для Ирины уже не мог оставаться прежним.
Вся четверка, любыми путями старались избегать встречи с девочкой. Не за неё боялись, мол, как она бедная переживёт случившееся, за себя. Вдруг всё расскажет и тогда уж точно самим беды не миновать. Даже Костик поутих в своих притязаниях на лидерство.
Но Ира и не думала никому ничего рассказывать. Только с тех самых пор возненавидела этих похотливых самцов, а в их лице весь мужской род.
 
Время шло. Считается, что оно лечит. Вполне может быть. Но далеко не все раны.
После школы Ирина поступила в колледж. По окончании учёбы по распределению стала работать на одном из крупных предприятий города, где ей выделили общежитие.
На дискотеки не ходила. Ночных клубов и всяких тусовок сторонилась. С мальчиками не дружила — при любой попытке мужской половины завязать с ней разговор лишь огрызалась. Да и с девочками не общалась. Не было у неё близких подруг.
Словом, вела хотя и пуританский, но не замкнутый, а, скажем так, физкультурный образ жизни. После работы посещала возрастную группу общефизической подготовки, в которой я был тренером. Играла в волейбол, плавала в бассейне.
Надо сказать, группа наша была очень дружная. Все праздники, дни рождения и юбилеи отмечали вместе. Если кому-то нужна была помощь, откликались все и проблемы решали сообща.
На занятия ко мне приходили целыми семьями. Мои жена и дочь тоже не отставали, с удовольствием посещали тренировки и наравне со всеми участвовали в жизни группы. Словом, все про всех всё знали.
Ирина не числилась у нас на каком-то особом положении, но и обычной в привычном понимании тоже не была.
Припомнился мне такой случай. Как-то один из ловеласов попытался приручить эту дикую кошку. Когда девушка проплывала мимо него в бассейне, он попробовал задержать её на дорожке и коснулся ноги. Именно коснулся, а не ухватил. Так она его так огрела, что он чуть не утонул. А было ей тогда уже далеко за двадцать. Одно слово — дикарка.
Время шло. Ничего в её жизни не менялось. Не смог я равнодушно смотреть, как хорошенькая, с прекрасной фигурой девушка пропадает зря. Не заподозрите ничего плохого. Жалко мне её стало.
Ну и принялся не очень навязчиво, но систематически приучать её к мысли, что пора бы что-то в жизни поменять. Не для себя старался, о ней думал.
— Не имеешь желания близко общаться с парнями, — как-то сказал ей, — твоё дело. Хотя, может, зря.
— Все парни эгоисты, — ответила Ирина. — Только и смотрят, где бы и как урвать только себе. А так, чтобы человек был не только любящим, но и хорошим другом, надёжным плечом, на которое в трудную минуту всегда можно опереться, да ещё бы и по хозяйству помогал, это нереально.
— Согласен. Если хочешь получить всё то о чём сказала, — усмехнулся я, — тогда тебе придётся заиметь как минимум трёх мужей.
— Вот то-то и оно, — с горечью констатировала Ирина.
— Но есть выход, — внёс я немного оптимизма в наш разговор.
— И какой же? — она с любопытством посмотрела на меня.
— Хочешь иметь преданного и верного мужчину?
— Не отказалась бы.
— Тогда тебе придётся родить его самой...
Продолжались такие беседы довольно долго. Вода и камень точит. Прислушалась Ира ко мне как к старшему товарищу или сама так решила, сказать трудно. Скорее всего, и то и другое.
Так вот, однажды Ирина почувствовала что-то неладное со здоровьем — нарушился привычный цикл. И как бы это ни прозвучало странно, первый раз в своей жизни отправилась на реальный приём к гинекологу. Раньше попросту боялась и всеми правдами и неправдами старалась этого избежать. Что интересно, как-то ей это удавалось.
Вот на первом настоящем приёме у гинеколога всё и выяснилось — скоро она станет матерью. Для нас, её товарищей, это было шоком. Ну не было возле неё рыцаря или хотя бы оруженосца. А тут... Словом, получилось так, как получилось.
Будучи в положении, Ирина часто приходила по вечерам к кому-то из нас, членов нашей физкультурной группы. Неудивительно, что мы для неё оказались самыми близкими людьми.
Любила она бывать и в моей семье. Приходила к нам. Удобно усаживалась на диван. Обхватывала растущий животик руками и, пока жена на кухне готовила ужин, слушала мои рассказы и песни.
Иногда дремала под размеренные звуки моего голоса, иногда просто молчала и слушала. Было видно, что ей спокойно и надёжно у нас.
Как-то незаметно между нами возникли весьма доверительные отношения. На самом деле с кем ей, выпускнице детдома, было поделиться самым сокровенным?
Видимо, я и стал для неё такой отдушиной, можно сказать, лучшей подружкой. Так что без стеснения мог задать ей любые вопросы и получить нормальный ответ. Ну и не удержался.
— Ир, а отец твоего ребёнка, он кто?
— Ты его не знаешь, — не таясь, сказала Ира. — Вместе работаем.
— Раз мы, твои товарищи, о нём ничего не слышали и его не видели, значит, он, наверное, женат?
— Ты прав, — вздохнула Ира. — Но у нас с ним ничего не было.
— Подожди, — попытался я разобраться. — Всё от Бога, кроме детей. Как это не было?
— А так. У нас с ним ничего не получилось, — настаивала Ирина. — После второй смены он предложил подвезти до общаги на своём автомобиле. Поехали. Потом... Потом мучился он со мной долго. Противно мне было. Больно. Я, как мне казалось, терпела. Но вскоре ему это, видно, надоело, и он от меня отстал. Больше подобного никогда не предлагал.
— А как же беременность?
— Не знаю, — пожала плечами Ирина. — Но у нас с ним ничего не получилось. Мокро было, слюняво, противно. Фу-у, — она брезгливо поморщилась.
— Значит, это получилось с кем-то ещё, — не было у меня сомнений. Как же иначе?
— Хватило и одного раза, — сказала как отрезала Ира. — Теперь мне вообще никто не нужен. У меня будет сын — Антоша.
— А если будет девочка? Врачи частенько ошибаются.
— У меня будет сын, — твёрдо сказала Ирина. — Можешь не сомневаться.  
И, чтобы её не волновать больше мы к этому вопросу не возвращались.
Беременность Ирины протекала без осложнений. Нашей спортивно-физкультурной командой мы решили, как только уйдёт в роддом, общими силами быстренько сделаем в её комнате в общежитии ремонт. Побелим потолки, поклеим обои, покрасим полы. Так и сделали. 
Но тут вмешалось непредвиденное обстоятельство. У неё было плохое зрение, и, дабы не рисковать, врачи решили по окончании срока сделать ей кесарево сечение.
Малыша, понятное дело, необходимо купать, пеленать, стирать его пелёнки, ползунки и прочие атрибуты детской одежонки. А у Ирины живот разрезан. Ей даже поднять его будет тяжело. Надо было что-то придумать.
Вновь мы собрались нашей командой. Пришли к выводу, что кто-то должен взять её на первое время в свою семью.
У всех нашлись причины. У кого-то гостила мама, кто-то не располагал свободной жилплощадью, а иные просто не хотели сильно напрягаться.
Тогда моя шестнадцатилетняя дочь сказала:
— Папа, давай её возьмём к нам.
— У нас две комнаты, — удивился я такому решению дочери. — В твоей даже кроватку для малыша некуда будет поставить. Нужно же ещё дополнительное место для Иры организовать.
— Ничего страшного, — сказала дочь. — Пусть она с малышом расположится в моей комнатке, а я буду спать на раскладушке в кухне.
Так и решили.
В определённый срок на свет благополучно появился прекрасный малыш Антошка. Сразу из роддома, как и было решено заранее, его привезли к нам домой.
Недолго мы определялись с нашим статусом для малыша. Ведь он подрастёт и непременно задастся вопросом: кто ему эти тётенька и дяденька? Вариантов особых не было и единодушно пришли к решению, что мы с женой — бабушка и дедушка. А Ира... Ира, как бы это ни прозвучало странно — она мать нашего внука. Так и повелось.
То, что у нас в квартире появился малыш, знали все в доме. Голосок у него был, надо сказать, лужёный.
— У него всего два состояния, — говорила про него дочь. — Это спит и орёт.
Помню, как-то ночью Антоша в очередной раз голосил во всё своё лужёное горлышко. Жена и Ира стояли над ним и не знали, что делать.
— Что же ты хочешь, Антошенька? — причитали они. — Чего тебе не хватает? Дедуле нужно отдыхать. Ему утром на службу, он у нас военный, Родину защищает, — уговаривали они малыша. — Не кричи, пожалуйста.
Водичкой поили — не помогало. Кормить пытались — та же история. Меня не будили, знали, с утра на службу. Берегли.
Не выдержал. Прихожу к ним.
— Что вы как клуши над ним склонились? — говорю. — Перепеленайте.
— Он сухонький, — чуть не плача сказала Ира, — проверяла. Всё уже перепробовали.
— Тогда просто перепеленайте, — пытаюсь подсказать женщинам вариант. — Может, ему какая складочка мешает.
Уж не знаю почему, но, только услышав мой голос, Антоша затих, словно прислушиваясь. Вынул я его из кроватки. Перепеленал. Как ни странно, он молчал. Спелёнутого вернул на место. И он, успокоившись, тут же тихонечко сладко засопел и заснул.
— Вот так, — говорю.
И мы все благополучно отправились спать.
Так и прожила Ира в нашем доме, пока сама не окрепла, несколько месяцев. Но и потом частенько приходила на ужин.
Все праздники и любые торжества мы проводили вместе. За многие годы весьма привыкли и привязались друг к другу. Ира и Антоша стали неразрывной частью нашей семьи.
Своего малыша Ира обожала и выплескивала на него всю свою нерастраченную любовь и нежность. Этим и жила.
Всё было хорошо, но один вопрос никак не давал мне покоя. За несколько прошедших лет отец Антоши никак себя не проявил. Ну работал с Ириной на одном предприятии. И что? Он до сих пор не в курсе? А тут ещё Ирина убеждала, что у неё с ним ничего не было. Тогда как? Непонятно.
«ЭКО она, что ли, сделала? — размышлял я. — Не ветром же надуло. Ну не происходит это как-то иначе».  
Для выяснения этого вопроса решил зайти с другой стороны.
— Ир, а отец Антоши знает о существовании сына?
— Конечно.
— И никак не помогает?
— Никак.
«Что-то здесь не сходится... — призадумался я. — Знает, и ничего?»
— Послушай, а может, он предложил помощь, да ты отказалась? Сказала, мол, нам от тебя ничего не надо. Типа, мы бедные, но гордые?
— Это мой ребёнок! — воскликнула Ира. — Только мой и больше ничей.
— Тогда понятно, — усмехнулся я.
Понятно, да не совсем. С этой стороны выяснить ничего не удалось. Странно как-то. Нормальная молодая женщина. Без мужика. За всё это время никакого другого парня у неё так и не появилось.
Ну и решил спросить напрямик.
— Ир, как ты утверждаешь, у вас с отцом Антоши ничего не было. Значит, ты... как бы это сказать... осталась нетронутой?
— Так и было.
— А как же?.. Когда?.. Тебя же кесарили... Так ты что, до сих пор?..
— Ничего не до сих пор, — усмехнулась моей наивности Ирина. — Когда ещё в первый раз пошла в женскую консультацию, всё и произошло.
— Это как же? — удивлению моему не было предела.
— Гинеколог совсем недавно стала практиковать в нашей поликлинике. Ну и я — наивная и глупая. А произошло всё примерно так...
Захожу. Дрожу как осиновый листок — первый раз же. Врач, не поднимая головы, заполняет карточку, ну и спрашивает:
— Сколько лет?
— Двадцать шесть, — говорю.
— На что жалуетесь?
— Задержка.
— Замужем?
— Нет.
— Понятно, — протянула врач. — Оставлять ребёнка будете?
— Да! — тогда почти выкрикнула я.
Заполнив все мои данные, она с должной сноровкой принялась выполнять свои привычные действия. И тут, в один из моментов, как закричу:
— А-а! Больно!
Врач в шоке. Руки в крови. Понять ничего не может. С диагнозом-то явно поспешила. Но надо ей отдать должное, быстро собралась, всё у меня продезинфицировала и продолжила осмотр.
Каково же было её удивление, когда поняла, что ошибки не было и  девушка перед ней, а точнее, теперь уже полноценная женщина, скоро станет матерью.
— Разве так бывает? — всё ещё сомневаясь, спросил я. — Трудно в это поверить.
— Врач тоже сказала, что в её практике это первый случай, — сказала Ирина. — Но такое, пусть нечасто, но случается.
«Ну хоть это стало понятно, — подумал тогда я. — Но только теперь вообще ничего непонятно».
Так, кстати, с этим ощущением и живу до сих пор...
 
Виталий закончил рассказ.
— Оказывается, такое бывает, — сказал он. — Если бы не узнал об этом из первых уст — ни за что бы не поверил.
Все молча осмысливали услышанное. Неординарная ситуация, что и говорить.
Глафира слушала с улыбкой. Мне, как писателю, история тоже показалась достоверной. Это же надо! Такое и вправду придумать сложно.
— Согласна, — смирилась и Марина. — Вот тут как раз верю всему, потому что такая история реалистична.
— Присоединяюсь к предыдущему оратору, — пафосно сказал Валерий. — Был не прав, каюсь. Арсений, а вам не кажутся эти истории некой фантастикой?
— От чего же? — мне были на самом деле вполне понятны действия участников событий. Причём всех. — Всему верю и даже где-то завидую. В случае с Павлом — образовалась достойная ячейка общества. А у Ирины появилась цель в жизни, да и семья, а, значит счастливая и наполненная жизнь, — я вышел из-за стола. — Извините, время позднее...
Информации было предостаточно. Поэтому дальнейшего обсуждения ждать не стал, а быстренько откланялся и поспешил в свою комнату, чтобы пока всё услышанное было свежо в памяти, как можно подробней и, не опуская мелочей, записать.   

© Copyright: Александр Джад, 2022

Регистрационный номер №0509370

от 17 сентября 2022

[Скрыть] Регистрационный номер 0509370 выдан для произведения:
Странное время: телефон без кнопок, двери б
ез ручек, люди без мозгов, отношения без чувств.
Жила на свете девочка Ира. Родила её мама, когда самой стукнуло всего семнадцать. Увлекалась молодая мать «бутылочкой», да и парни от неё отказа не знали.
Неудивительно, что через какое-то время её лишили родительских прав. Так маленькая Ира оказалась в детдоме.
После школы поступила в колледж и переехала в общежитие. По окончании учёбы, по распределению стала работать на одном из крупных предприятий города.
На дискотеки не ходила. Ночных клубов и всяких тусовок сторонилась. С мальчиками не дружила — при любой попытке завязать разговор лишь огрызалась. Да и с девочками, в общем-то, тоже. Словом, вела хотя и  пуританский, но не замкнутый и не то чтобы спортивный, а, скажем так физкультурный образ жизни. Играла в нашей возрастной команде в волейбол и плавала в бассейне. 
Помню, как-то один из ловеласов попытался приручить дикую кошку. Когда Ирина проплывала мимо него в бассейне, он попробовал задержать её на дорожке и коснулся ноги. Именно коснулся, а не ухватил. Так она его так огрела, что он чуть не утонул. А было ей тогда уже далеко за двадцать. Одно слово — дикарка.
Время шло. Ничего в её жизни не менялось. Не смог я равнодушно смотреть, как хорошенькая, с прекрасной фигурой девушка пропадает зря. Не заподозрите ничего плохого. Жалко мне её стало.
Ну и принялся не очень навязчиво, но систематически приучать её к мысли, что пора бы что-то в жизни поменять. Не для себя старался, о ней думал.
— Хочешь иметь преданного и верного мужчину? — говорил ей. — Тогда тебе придётся родить его самой...
Ну и что-то ещё в этом роде.
Когда в определённый срок у Иры не наступили «критические дни», первый раз в своей жизни она отправилась на приём к гинекологу. Тут всё и выяснилось — скоро она станет матерью.  
Прислушалась Ира ко мне или сама дошла до этого сказать трудно. Скорее всего и то и другое. Для нас, её друзей это было шоком. Ну не было возле неё рыцаря или хотя бы оруженосца. А тут...
У меня с ней были весьма доверительные отношения. На самом деле с кем ей, выпускнице детдома было поделиться самым сокровенным?
Видимо, я и стал для неё такой отдушиной, можно сказать лучшей подружкой. Так что без стеснения мог задать ей любые вопросы и получить нормальный ответ. Ну и не удержался.
— Ир, а отец твоего ребёнка, он кто?
— Ты его не знаешь, — не таясь, сказала Ира. — Вместе работаем.
— Раз мы, твои друзья, о нём ничего не слышали и его не видели, значит он, наверное, женат?
— Ты прав, — вздохнула Ира. — Но у нас с ним ничего не было.
— Подожди, — попытался я разобраться. — Всё от Бога, кроме детей. Как это не было?
— А так. У нас с ним ничего не получилось, — настаивала Ирина. — После второй смены он предложил подвезти до общаги на своём автомобиле. Поехали. Потом плохо помню. Мучился он со мной долго. Противно было, но я терпела. Вскоре ему это видно надоело, и он от меня отстал. Больше подобного никогда не предлагал.
— А как же беременность?
— Не знаю, — пожала плечами Ирина. — Но у нас с ним ничего не получилось.
— Значит, это получилось с кем-то ещё, — не было у меня сомнений. Как же иначе?
— Хватило и одного раза, — сказала, как отрезала Ира. — Теперь мне вообще никто не нужен.
И чтобы её не волновать больше мы к этому вопросу не возвращались. 
Будучи в положении Ирина часто по вечерам приходила к нам. Удобно усаживалась на диван. Обхватывала растущий животик руками и слушала мои рассказы и песни.
Иногда дремала под размеренные звуки моего голоса, иногда просто молчала и слушала. Было видно, что ей спокойно и как-то надёжно у нас.
Нашей спортивно-физкультурной командой мы решили, как только уйдёт в роддом, общими силами быстренько сделаем в её комнате в общежитии ремонт. Побелим потолки, поклеим обои, покрасим полы. Так и сделали. 
Но тут вмешалось непредвиденное обстоятельство. У неё было плохое зрение и дабы не рисковать врачи решили по окончании срока сделать ей кесарево сечение.
Малыша, понятное дело, необходимо купать, пеленать, стирать его пелёнки, ползунки и прочие атрибуты детской одежонки. А у Ирины живот разрезан. Ей даже поднять его будет трудно. Надо было что-то придумать.
Вновь мы собрались нашей командой. Пришли к выводу, что кто-то должен взять её на первое время в свою семью.
У всех нашлись причины. У кого-то гостила мама, кто-то не располагал свободной жилплощадью, а иные просто не хотели сильно напрягаться.
Тогда моя дочь сказала:
— Папа, давай её возьмём к нам.
— У нас две комнаты, — удивился я такому решению дочери. — В твоей, даже кроватку для малыша некуда будет поставить. Нужно же ещё дополнительное место для Иры организовать.
— Ничего страшного, — сказала дочь. — Пусть она с Антошей расположится в моей комнатке, а я буду спать на раскладушке в кухне.
Так и порешили.
В определённый срок на свет благополучно появился прекрасный малыш Антошка. Сразу из роддома, как и было решено заранее, его привезли к нам домой.
То что у нас в квартире появился малыш, знали все в доме. Голосок у него был, надо сказать, лужёный.
— У него всего два состояния, — говорила про него дочь. — Это спит и орёт.
Помню, как-то ночью Антоша в очередной раз голосил во всё своё лужёное горлышко. Жена и Ира стояли над ним и не знали что делать.
— Что же ты хочешь, Антошенька? — причитали они. — Чего тебе не хватает? Дедуле нужно отдыхать. Ему утром на работу, — уговаривали они малыша. — Не кричи, пожалуйста.
Водичкой поили — не помогало. Кормить пытались — та же история. Меня не будили, знали, с утра на службу. Берегли.
Не выдержал. Прихожу к ним.
— Что вы, как клуши над ним склонились? — говорю. — Перепеленайте.
— Он сухонький, — чуть не плача сказала Ира, — проверяла. Всё уже перепробовали.
— Тогда просто перепеленайте, — пытаюсь подсказать женщинам вариант. — Может, ему какая складочка мешает.
Уж не знаю почему, но только услышав мой голос, Антоша затих, словно прислушиваясь. А, может, потому что почувствовал руку сильного мужчины. Вынул я его из кроватки. Перепеленал. Как ни странно он молчал. Спелёнатого вернул на место. И он, успокоившись, тут же тихонечко сладко засопел и заснул.
— Вот так, — говорю.
И мы все благополучно отправились спать.
Так и прожила Ира в нашем доме, пока сама не окрепла несколько месяцев. Но и потом частенько приходила на ужин.
Долго определялись с нашим статусом для малыша. Ведь он подрастёт и непременно задастся вопросом: кто ему эти тётенька и дяденька? Вариантов особых не было и единодушно пришли к решению, что мы бабушка и дедушка. А Ира... Ира, как бы это не прозвучало странно — она мать нашего внука. Так и повелось.
Все праздники и любые торжества мы проводили вместе. За многие годы весьма привыкли и привязались друг к другу. Они стали неразрывной частью нашей семьи.
Антошу Ира обожала и потому выплескивала на него всю свою нерастраченную любовь и нежность. Этим и жила.
Всё было хорошо, но один вопрос никак не давал мне покоя. За несколько прошедших лет отец ребёнка никак себя не обнаружил. К тому же она убеждала, что у неё с ним ничего не было. Тогда как? Непонятно.
«ЭКО она что ли сделала? — размышлял я. — Ну не происходит это как-то иначе».  
Для выяснения этого вопроса решил зайти с другой стороны.
— Ир, а отец Антоши не знает о его существовании?
— Знает.
— И никак не помогает?
— Никак.
«Что-то здесь не так...» — призадумался я.
— Послушай, а, может, он предложил помощь, да ты отказалась? Сказала, мол, нам от тебя ничего не надо. Типа, мы бедные, но гордые?
— Это мой ребёнок! — воскликнула Ира. — Только мой и больше ничей.
— Тогда понятно, — усмехнулся я.
Понятно, да не совсем. С этой стороны выяснить ничего не удалось. Странно как-то. Нормальная женщина. Без мужика. За всё это время никакого другого парня у неё так и не появилось.
Ну и решил спросить напрямик.
— Ир, как ты утверждаешь, у вас с отцом Антоши ничего не было. Значит, ты... как бы это сказать... осталась нетронутой?
— Так и было.
— А как же?.. Когда?.. Тебя же кесарили... Так ты что, до сих пор?..
— Ничего не до сих пор, — усмехнулась моей наивности Ира. — Когда ещё в первый раз пошла в женскую консультацию всё и произошло.
— Это как же? — удивлению моему не было предела.
— Гинеколог совсем недавно стала практиковать в нашей поликлинике. Ну и я — наивная и глупая. А произошло всё примерно так...
 
Захожу. Дрожу, как осиновый листок — первый раз же. Врач не поднимая головы, заполняет карточку, ну и спрашивает:
— Сколько лет?
— Двадцать шесть, — говорю.
— На что жалуетесь?
— Задержка.
— За мужем?
— Нет.
— Понятно, — протянула врач. — Оставлять ребёнка будете?
— Да! — тогда почти выкрикнула я.
Заполнив все мои данные, она с должной сноровкой принялась выполнять свои привычные действия. И тут, в один из моментов, как закричу:
— А-а! Больно.
Врач в шоке. Руки в крови. Понять ничего не может. С диагнозом-то явно поспешила. Но, надо ей отдать должное, быстро собралась, всё у меня продезинфицировала и продолжила осмотр.
Каково же было её удивление, когда поняла, что ошибки не было и эта девушка, а точнее теперь уже полноценная женщина, скоро станет матерью.
«Ну хоть это стало понятно, — подумал тогда я. — Но только теперь вообще ничего не понятно».
Так, кстати и до сих пор...
 
Виталий закончил рассказ.
— Оказывается, такое бывает, — сказал он. — Если бы не услышал об этом из первых уст — ни за что бы не поверил.
Все молча осмысливали. Неординарная ситуация, что и говорить.
Глафира слушала с улыбкой. Мне, как писателю, история тоже показалась небезосновательной. Это же надо? Такое и вправду придумать сложно.
— Согласна, — смирилась и Марина. — Вот тут как раз верю всему, потому что такая история реалистична.
— Присоединяюсь к предыдущему оратору, — пафосно сказал Валерий. — Был не прав, каюсь. Арсений, а вам не кажутся эти истории некой фантастикой?
— От чего же? — мне были на самом деле вполне понятны действия участников событий. Причём, всех. — Всему верю и даже где-то завидую. В случае с Павлом — образовалась достойная ячейка общества. А у Ирины появилась цель в жизни, да и семья, а, значит, счастливая и наполненная жизнь, — я вышел из-за стола. — Извините, время позднее...
Информации было предостаточно. Поэтому дальнейшего обсуждения ждать не стал, а быстренько откланялся
и поспешил в свою комнату, чтобы пока всё услышанное было свежо в памяти, как можно подробней и, не опуская мелочей, записать.   
 
Рейтинг: +2 147 просмотров
Комментарии (5)
Ибрагимыч # 18 сентября 2022 в 09:12 +1
— Хочешь иметь преданного и верного мужчину? — говорил ей. — Тогда тебе придётся родить его самой...
Ну и что-то ещё в этом роде...

И далее — провал, связь повествования пропала: Ира, как можно догадаться, кому-то отдалась. Надо же! Дикарка, которая за прикосновение могла прибить рискнувшего, а тут... позволила проникнуть в себя... И «отдушине» подробно рассказать, без стеснения, без жеманства... Дээээ... Не клеится что-то, уважаемый Александр! Но Вы же статист — я помню, Вы только записываете, наблюдая со стороны.

Ещё пару моментов ковырнули меня.
То рассказали про кесарево сечение, но спустя время снова вернулись к вопросу рождения, но уже так: «в определённый срок на свет благополучно появился прекрасный малыш Антошка». Благополучно — это когда рожают естественным образом и без последствий, не так ли? Ну да ладно, родился (хоть и кесарили) — это уже хорошо.
А финал меня просто ввёл в недоумение. Толпа людей, Виталя, Глафира, Марина, пафосный Валера, казалось бы, откуда народ, кто такие? Но там ещё и АРСЕНИЙ появляется вишенкой на торте! )))

У меня привычка — дочитывать до конца, но... Что-то какое-то неудовольствие от прочитанного, такое бывает, когда время потратил напрасно.

P.S.
Догадываюсь, что напишите мне в ответ, как обычно, мол, буду думать. Даже предположить не могу, а о чём тут можно думать?
Ибрагимыч # 18 сентября 2022 в 11:22 +1
P.S.P.S.
Правда, меня никто не приглашал и не заставлять читать сие, про «непорочное зачатие» — факт.
Александр Джад # 18 сентября 2022 в 11:37 +1
Привет, Валера!
Как же меня улыбнул и порадовал твой комментарий!
Не приглашал на этот рассказ, потому что его нужно читать только вместе с «Безумный танец» иначе многое непонятно. Но учитывая сколь глубоко ты вник в ситуацию рука не поднялась просить перечитывать то, что и так в зубах навязло.
Насчёт думать – безусловно, буду. Думать всегда есть над чем. Очень часто в твоих комментах есть рациональное зерно, а вот форма изложения замечаний... но на форму я внимания не обращаю, главное понять смысл высказанного, причём в любой форме – это только на пользу рассказу.
Кесарево во многих странах давно считается нормой. Так что благополучно появился малыш – это главное.
Словом, огромное спасибо!
Удачи!
Валерий Третьяков # 4 октября 2022 в 12:55 0
Какое таинство-Рождение ребенка,
Явление на свет родного существа!
Так радостно его закутывать в пеленки,
И чувствовать прилив любви и торжества !
А это главное в этом рассказе.
С теплом Валерий
Александр Джад # 4 октября 2022 в 17:06 0
Здравствуйте, Валерий!
Не могу с вами не согласиться. Подписываюсь под каждым вашим словом.
Удачи!