ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Прожитые годы – ступени жизни, ч. 8 2010 г. ч.1 гл.56 ч.2

Прожитые годы – ступени жизни, ч. 8 2010 г. ч.1 гл.56 ч.2

17 сентября 2022 - Владимир Винников


56. 2010 год. В кого превращают народ, часть 2

 

Люба, закончив читать очередную главу, вспомнила, что ещё не завтракала. Она поднялась из кресла и пошла на кухню, налила себе кипяток, добавила заварку. Достала из холодильника кабачковые оладьи, подогрела их в микроволновке, присела за стол, пододвинула к себе розетку с мёдом, чайной ложкой зачерпнула мед, его они покупали у старого знакомого и села Ленинское. Мёд медленно стекал с ложки на оладьи.

Аккуратно, отрезав ножом кусочек оладушка намазанного мёдом, Люба вилкой отправила его в рот и запила глотком чая. Она подумала, что поколение молодежи, родившихся в девяностых, подросли, а вот воспитания от родителей и государства не получили. Она подумала, жаль, что из Министерства образования никто не читал Сухомлинского: «Важнейшее условие духовного роста педагога – это, прежде всего время - свободное время учителя. Пора понять, что чем меньше у учителя свободного времени, чем больше он загружен всевозможными планами, отчётами, заседаниями, тем больше опустошается его духовный мир, тем скорее наступает та фаза его жизни, когда учителю уже нечего будет отдавать воспитанникам…

Время - ещё и ещё раз повторяю - это большое духовное богатство учителя… педагогическое творчество - сложный труд, требующий огромной затраты сил, и, если силы не будут восстанавливаться, учитель выдохнется и не будет работать».

 

И как тут не вспомнить высказывание Марии Шукшиной: «Если государству нужна нация дебилов, тогда можно никого не воспитывать. Если мы хотим воспитывать, то делать это надо через культуру. Дайте нам хоть какое-то альтернативное телевидение на федеральных каналах! Наряду с этими дрязгами, жуткими разборками. Верните добрые просветительные, образовательные программы. Верните детские передачи. Не то, что сейчас делается. Это всё духовная диверсия против России».

 

И уже видно, как России растеряла много при капитализме. Страна заняла 52 место по уровню образования, хотя до девяностых годов было на третьем месте. Вот и подтверждается, что ЕГЭ - дебилизация молодёжи!

 

А Люба, позавтракав, продолжила читать следующую главу:

 

Выходя из здания суда, Виталий Витальевич увидел Сергея Ивановича, окруженного ветеранами боевых действий. Крилёв остановился чуть в стороне и услышал:

- В сентябре 1941 года наш диверсионный отряд НКВД находился в тылу фашистов под Тулой. Тогда я впервые  столкнулся лицом к лицу с врагами нашего народа. Я уничтожал их без жалости, они были нашими врагами.

Ты, сержант, не испугался разбойников, сумел защитить себя. Но нужно помнить, что право наказывать лиц преступивших закон, принадлежит только судам нашего государства.

А с преступностью нужно бороться не только милиции. Ведь если ты не можешь служить там, стань внештатным сотрудником. Такие ребята нам нужны».

На обед домой пришёл Володя, Люба накормила его щами, картошкой с котлетами. Люба сказала:

- Опять звонила Валя и спрашивала, что мы решили с переездом. Я ответила, что на будущий год, папа идёт в отставку и мы согласны переехать. Вот только не хочется жить в Москве. У нас большое желание поселиться на природе, где-нибудь у  леса, водоёма. Валя напомнила, что Богрин Сергей, с женой, ищут для себя участок земли в садовых товариществах под Москвой, они хотят тоже построить свой дом рядом с вашим.

Сергей с Натальей стали искать свододные садовые участки в Можайском районе, самом экологичаски чистом районе  Подмосковья.

 

В марте Люба услышала новость об отставке президента Татарстана Шаймиева. Татарстан провозгласил свой государственный суверенитет  31 августа 1990 года, быстро отреагировав на  заявление  Ельцина: «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить».

В декабре 1991 года республиканские власти потребовали еще и экономической независимости - права самим определять объемы нефтяного экспорта и распределять квоты по своим предприятиям. Поскольку в  то  время экспорт нефти был централизованным и жестко регулировался, исход переговоров о  разграничении прав центра и  региона решал всё. Татарстан был первым, наиболее последовательным и  жестким претендентом. Другие автономные республики выжидали, кто победит в  противостоянии.

Потом Виноградова прочитала в интернете: «73-летний президент, который бессменно руководил республикой с 1985 года (при М. Горбачеве, Б. Ельцине и В. Путине), формально сам попросил не  рассматривать его кандидатуру на новый срок. С 25 марта 2010 года вторым президентом Татарстана стал  Минниханов.

Феномен Шаймиева обсуждался с начала его президентства: от  «ханства Шаймиева», который в  начале 1990-х годов  воспользовался слабостью федерального центра и использовал радикальный национализм внутри республики для построения авторитарного режима, до  создания безболезненной «татарстанской модели» перехода от  плановой экономики к госкапитализму. Он сумел избежать силового чеченского варианта построения отношений с федеральным центром, сильного обеднения и  сокращения населения и  открыть республику для внешнего мира. Создал «власть авторитета», избавлявшего от  применения силовых методов управления.

Авторитет складывался из  улучшения экономического положения населения, межнациональной и межконфессиональной стабильности, нерадикализации возрождающегося ислама и  неконфликтной политики в  отношении мигрантов. А  при реализации федеральных программ в  республике не  выпирали узкие региональные интересы. Международные связи Татарстана, восстановление позитивного имиджа России в  исламском мире сделали Шаймиева политической фигурой международного уровня - ему вручили премию короля Фесала, своеобразную мусульманскую «Нобелевскую премию».

Люба вспомнила, как в прошлом году, когда пошла, собирать папоротник рядом с их садовым участком у реки Икура, колючая проволока, протянуиая вдоль брошенного садового участка обмотала ей правую ногу, разрезала и сорвала кожу. Володя повёз её сразу в травматологический пункт, где зашили кожу, но она после этого продолжала ездить на дачу, а нога не заживала. Двоюродный брат Володи Павел - главный врач областной больницы, категорически запретил ей много ходить, потребовал, чтобы она больше лежала, иначе рана не заживёт. Именно в этот период, она стала очень много читать.

Давным-давно, ещё при развитом социализме, существовала льстящая нашему коллективному самолюбию фраза: «Наш народ - самый читающий народ в мире». Это был не просто лозунг, это преподносилось как некая аксиома, оспаривать которую никто не решался, да и не хотел. Во-первых, при советской власти аксиомы и лозунги было оспаривать себе дороже, а во-вторых, эта фраза ни у кого не вызывала особых протестов, ибо мы тогда действительно много читали. В 1960-е годы в СССР произошла «интеллектуальная революция» - читать стали много, жадно и с пониманием, а казённые школьные стенды всё чаще украшались лозунгом: «Чтение - лучшее учение!»

В 1960-е начитанность сделалась настоящей «визитной карточкой» человека, желающего произвести впечатление, а искромётное остроумие было присуще каждому, уважающему себя, интеллектуалу. Понятие «умный» на некоторое время оказалось тождественно понятию «читающий». Более того, не читать было попросту стыдно! В советском киноискусстве даже пропагандировался образ простого работяги, по вечерам штудирующего умные книги.

 

Летом, Виноградовы летали в столицу навестить детей. Москва встретила их сильной жарой и густым дымом от торфяных пожаров. Хотя Валя по два раза вешала на окна мокрые простыни, дым проникал в квартиру, было очень трудно дышать. Когда Володя с Любой поехали в Тулу, навестить Надю, облегчения не было, в дороге в микроавтобусе из-за дыма, дышать было ещё труднее.

Володя написал тогда стихотворение:

В дороге ночью я бывал так часто,

Но, это поезд, или самолет.

А в эти сутки принял я участие,

Как будто в сказке выполнял полет.

 

На федеральной трассе Москва-Тула,

Мы простояли почти семь часов.

Дымок здесь от пожаров ветром сдуло,

Мы были в окружении лесов.

 

А мимо большегрузы проносились,

Звук их моторов резал тишину.

В них пассажирами мы не просились,

Пересчитали сотню не одну.

 

Ночной дороги испугаться впору,

Рычит и слепит сказочный дракон.

Кабины их огромные, как горы,

Не стой на месте, убирайся вон!

Не  продолжая рассуждений о колоссальном экологическом ущербе, нанесенном природе российского двумя кампаниями по осушению торфяников и болот (достаточно напомнить, что торфяные болота - один из главных элементов природной системы стока углекислого газа из атмосферы и депонирования углерода, то есть снижения концентрации углекислого газа в атмосфере), констатируем: антропогенное воздействие на окружающую среду создало условия для максимально неблагоприятных последствий погодно - климатической аномалии лета - 2010 года.

Но  этого мало, оказались разрушенными либо обескровленными те структуры, которые были призваны бороться с этими последствиями, предупреждать и ослаблять их: в 2006 - 2007 годах фактически была ликвидирована лесная охрана, ещё раньше был упразднен федеральный экологический контроль, а система МЧС, надо честно признать, была не готова к обрушившемуся на Европейскую часть страны бедствию.

Всерьез тушением пожаров занялись только в августе, когда вовсю полыхали деревни и гибли люди. Но противостоять стихии огнеборцы в большинстве случаев не могли (кстати, наиболее действенным средством, как и в старину, оказалась не «водонесущая» авиация, а  встречный пал, только мало кто умеет грамотно его применять).

Основную работу по пожаротушению выполнила другая стихия - начавшиеся во второй половине августа дожди. Но и в сентябре выгорали целые деревни в Волгоградской, Самарской, Саратовской и других областях, до которых не добрались еще мощные циклоны. Там горели леса. Если бы не осушительные кампании в Нечерноземье, эти леса получали бы больше влаги от идущих с запада и северо-запада облаков, и пожаров было бы меньше.

Ещё один фактор, из-за которого последствия стихийного бедствия оказались гораздо более значительными, чем могло бы быть, - социально-психологический. К встрече с огнем оказались плохо подготовленными люди, точнее, сообщества жителей наших деревень и населенных пунктов. О низком уровне социальной организации в таких сообществах, апатии людей, неспособности к коллективному действию в последнее время вспоминают часто, справедливо связывая это с фактическим отсутствием в стране гражданского общества, преобладанием представлений о том, что государство обо всех позаботится.

Советская власть выполняла функции социального организатора, опекуна и патрона - например, в  селах, садовых товариществах, дачных поселках предписывалось иметь противопожарные щиты с прикрепленными к ним лопатами, топорами, ведрами.

Увы, в новой России от этих щитов и следа не  осталось. Конечно, ведрами торфяной пожар не  потушишь, но само существование такого щита, оборудованного в полном соответствии с правилами, известного всем жителям поселка, сознательно и ответственно относящимся к опасности, - важный мобилизующий фактор. Деидеологизированное общество пренебрегает подобными факторами.

С августа 2010 года, когда в борьбу с огнем были вовлечены не только пожарные, военные, но и добровольцы, в том числе и из-за рубежа, слова «обводнение торфяников» звучат постоянно. В  большинстве случаев, однако, имелось в виду тушение пожаров посредством подачи воды из расположенных в окрестностях водных источников через специально построенные в экстренном порядке трубопроводы. Для тушения пожаров все средства хороши, в том числе и этот, но обводнение торфяника - совсем другая задача. Она состоит в том, чтобы поднять грунтовые воды до пожаробезопасного уровня или уровня, по возможности снижающего пожароопасность, причем надолго.

Очевидно, не  все осушенные торфяники и заболоченные земли надо обводнять: не  требуется обводнения там, где ведутся или в близком времени (через год-два) предполагаются торфоразработки. Если осушенный участок сохраняется в сельскохозяйственном обороте, то водный режим почвы должен определяться требованиями агротехники. Особого внимания требуют территории садовых товариществ, дачных поселков, таунхаусов, растущих как грибы вокруг больших городов. Обычно садоводством-огородничеством можно заниматься там, где глубина залегания грунтовых вод не менее 2 метров, так что если их уровень в результате осушения оказался ниже, будет достаточно выполнить частичное обводнение, например, до указанного уровня. Понятно, что это требует компетентного рассмотрения, надо учитывать многие обстоятельства, в  том числе и инженерно-строительные требования, а не стричь всех под одну гребенку.

Как же проводить обводнение? Естественно, только коррекцией тех сооружений, которые обеспечили осушение торфяников и заболоченных земель. Репортажи об обводнении за счет подачи воды по трубопроводам напоминают рассказ барона Мюнхгаузена о том, как он не мог напоить своего разрубленного пополам коня. Пока дренажная система работает, никакие трубопроводы не помогут (разве что во время пожара), вся подаваемая вода будет сбрасываться этой системой из «обводняемого» объекта, как из бедной лошади барона Мюнхгаузена.

Однако осушительные системы вовсе не надо разрушать, их требуется именно корректировать, создавая на сбросных и отводящих каналах и канавах насыпные преграды (желательно с регулятором, позволяющим изменять подпорный уровень) для воды, не засыпая их целиком. Эта задача несложная, достаточно, если ширина преграды будет в 3–5 раз (в зависимости от грунта) больше ширины канала. За грунтом никуда ездить не надо, он здесь же - в отвалах вдоль канала. Если нужно не прекратить, а лишь сократить сброс (частичное обводнение), то высота преграды должна быть соответствующим способом вычислена.

Аналогичные меры могут быть предприняты и в отношении накопительных колодцев. Уничтожать сеть керамических дренажных труб непосредственно на осушенных участках бессмысленно. Заботиться о доставке воды тоже не требуется: она придет сама с первым половодьем. (Заниматься обводнением в летнюю межень  - людей смешить!) Обводнение ранее осушенных торфяников и заболоченных земель  - редкий пример строительных работ, когда они стоят дешевле, чем их проектирование и необходимые для этого изыскания.

Так что просто вообразить нельзя, откуда губернатор  Громов взял оценку затрат на обводнение осушенных торфяников в Подмосковье - 20 - 25 миллиардов рублей. На Западе существует такое понятие  - экологическое благоустройство. Это меры по улучшению окружающей среды, прежде всего за счет расширения охраняемых территорий, но также и те, что облегчают населению жизнь при погодных аномалиях, защищают людей от антропогенных воздействий и т. п. Городские фонтаны, пруды, скверы, сады, озелененные дворы, бульвары - все это давно известные средства не только украсить, но и облегчить жизнь.

В России этому не уделяется должного внимания. Тысячи гидротехнических сооружений, прежде всего прудов и малых водохранилищ, не имеют хозяина, разрушаются, их экосистемы деградируют. Среди мегаполисов развитых стран Москва  - едва ли не  на последнем месте по доле озелененных территорий в общей городской площади. Летом в столице не было недостатка воды, но  многие  газоны не  поливали. Они почти повсюду пересохли, и самое печальное  - погибло множество молодых деревьев, высаженных в последние годы, их корневая система не доставала до сильно подсевшей почвенной влаги.

Чем объяснить эти грустные факты? Может быть, тем, что в Москве есть структуры, с  нетерпением ожидающие предстоящего выделения миллиардов рублей на восстановление зеленых насаждений? Но разве для города их интересы важнее, чем интересы его жителей?

Почти катастрофическая зима и катастрофическое лето 2010 года могут иметь и положительные следствия для России - если горький урок будет усвоен, если трагические события будут использованы властью в целях мобилизации общества для природоохранной работы, улучшения условий жизни в городах и селах, пробуждения страны от «экологической спячки».

В результате таких пожаров без крова остались около 3 тысяч человек. Восстановлению подлежат 1400 домов. Жилье для погорельцев должно быть восстановлено не  позднее 1  ноября 2010 года. Обширные торфяные пожары в Московской, Рязанской, Нижегородской Свердловской, Кировской, Тверской, Калужской, Псковской областях и  Мордовии. Их причиной стали аномальная жара при отсутствии осадков, плохая работа лесной охраны, бесхозность и беспризорность обширных участков леса. 10% торфяных пожаров возникает из-за самовозгорания торфа, остальные - от  непотушенных костров и  сигарет, выброшенных из  проезжающих автомобилей. В пересохших лесах достаточно малейшего источника огня, пожар легко становится верховым, охватывает деревья целиком и  движется со скоростью до  30 километров в час. В нормальных условиях температура с  высотой падает, а  в  августе 2010 года происходила температурная инверсия - в 600-метровом приземном слое атмосферы дым прижимался к земле. От смога задыхались жители Москвы, Подмосковья, Нижнего Новгорода, Тулы, Рязани, Воронежа, Саратова, Тамбова, Твери, Липецка, Тольятти, Владимира, Омска, Чебоксар, Новочебоксарска.

Только за  12 - 18 июля 2010 года  в России были зарегистрировано 1,2 тысяч очагов пожаров на 30 тысяч гектаров, за сутки возникало по 200 очагов возгорания. 

19 июля  в Москве впервые чувствовался запах гари. 31 июля лесные и торфяные пожары поглотили уже 120 тысяч гектаров, за сутки возникло 400 очагов. В Нижегородской области огненный воздушный поток, подобно урагану, вырывал деревья с корнем. В Центральном и Приволжском регионах сгорело 1,2 тысяч домов и 2,2 тысяч человек остались без крова, в тушении пожаров были задействованы 238 тысяч человек и 25 тысяч единиц техники.

2 августа  выявлено 7 тысяч очагов пожара на площади 500 тысяч гектаров, сообщалось о гибели 34 человек. 6 августа в первой половине дня в Москве максимальная концентрация угарного газа в воздухе превысила допустимую норму в 3,6 раз, содержание взвешенных частиц - в 2,8 раза, специфических углеводородов - в 1,5 раза.

Наиболее опасны взвешенные частицы в 10 мкм, которые не выводятся из организма. Самым ходовым товаром стали марлевые повязки. Из-за сильного задымления закрылись московские аэропорты. 7 августа  сообщалось о гибели 53 человек, сгорело 1,2 тысяч домов. Больше других пострадали Рязанская, Воронежская области и Мордовия. В начале сентября обширный балканский циклон принес раскаленный воздух из Средней Азии, температура взлетела до 40°C при сильном ветре. По официальным данным, за июль - август 2010 года аномальная жара спровоцировала смерть 55,8 тысяч человек, или в 4 раза больше, чем за 10 лет войны в Афганистане.

Премьер-министр РФ  Путин возложил на глав пострадавших от природных пожаров регионов страны задачу восстановить сгоревшие леса.

 

По возвращению из Тулы в задымлённую Москву, Виноградов написал о путешествии:

На двух машинах ехать собирались,

С утра пораньше, когда нет жары.

И дыма от пожаров не боялись,

И солнечных лучей с нами игры.

 

Нам из окна и улицы не видно,

А дымом ест глаза, слеза бежит.

Но, больше от того стало обидно,

Под «Волгой» Владик пятый час лежит.

 

Сгорел стартер, работы было много,

Контакты все паяли, а потом,

К семнадцати часам ждала дорога,

Но, притча моя будет не о том.

 

В «Газели», вдруг прокладку «продавило»,

Отъехали от Тулы далеко.

Темнело, на часах уж двадцать было,

Найти запчасти было нелегко.

 

К нолю часам, головку разобрали,

Прокладку новую из Тулы привезли.

Старт много раз еще потом мы брали,

Уехать далеко мы не смогли.

 

Уже под утро, добрая прохлада,

Ну, а в «Газели» все кипит вода.

Мы небу звездному конечно, рады,

Но полпути достигли мы тогда.

 

Решили, грузовик едет обратно,

А мы на «Волге», двинулись в Москву.

К шести утра поймала неприятность,

Я женщин всех на помощь позову.

 

Стартер замкнуло, заводиться надо,

Толкаем вчетвером, мотор молчит.

Ещё попытка, наконец награда,

Мотор машины неожиданно рычит.

 

Скорей в салон, ориентир мы видим,

Мимо «Гвоздя» тут пропустили поворот.

Но грубым словом женщин не обидим,

Четвертый раз направо и там вот…

 

Мы видим, будто тает дымка,

Лишь пять минут и рядом Валин двор.

На лифте на шестой этаж взлетаем,

Где ждут нас с вечера и до сих пор.

 

Четырнадцать часов в дороге были,

Не спали, много выпили воды.

О пище мы почти что позабыли,

Не видели большой мы в том беды.

 

У Вали дома пол матрасом занят,

Ведь ждали сразу восемь человек.

А стол, обилием продуктов манит,

А нас, лишь пятеро, финал таков!

 

Ещё в Туле, Николай  по своей старой привычке досаждал Володе:

- Все русские дураки и я тоже, вот ещё 15 января, когда  началась очередная антиалкогольная кампания, она получила солидное обоснование  - была утверждена Концепция борьбы с  алкоголизацией до  2020 года. Разработала её и  будет реализовывать Федеральная служба по  регулированию алкогольного рынка, созданная в  декабре 2008 года.

Вот ты говоришь…

Правительство сочтет цель достигнутой, если через 10 лет исчезнет нелегальный алкогольный рынок, а  потребление алкогольной продукции на душу населения сократится на 55%. Алкоголизм стал национальным бедствием России.

 

Володя выслушивал родственника молча. Он давно уже сделал свой вывод подобным начинаниям правительства.

 

А Люба, вернувшись,  домой, прочитала:

«В 2010 году  на  каждого россиянина, включая младенцев, приходилось около 18 литров  чистого алкоголя в год, или в 2 раза выше уровня, который ВОЗ считает опасным для жизни.

Ежегодно в  России от  болезней, связанных с  употреблением алкоголя, умирают до  500 тысяч человек. В  Концепции предусмотрено введение уголовной ответственности за неоднократные нарушения в  производстве и  обороте алкоголя, резкое ограничение рекламы алкоголя и  новая политика ценообразования - розничная цена алкогольной продукции поставлена в прямую зависимость от содержания этилового спирта.

Федеральная служба с  1 января 2010 года установила минимальную розничную цену за  0,5 л водки  - 89 рублей. 

Президент Медведев сообщал: «За  последние годы уже ужесточены условия производства и  оборота алкогольной продукции, серьезно ограничена реклама спиртного, более строгим стало наказание за вождение автомобиля в нетрезвом виде, но… ничего не помогло».

Видимо, потому, что боремся с  симптомами, а  не  с  причинами. Запрещение продажи крепкого алкоголя после определенного времени и  продажи алкоголя в  павильонах и небольших магазинах своей «изнанкой» имело пивное лобби (оно добилось, что пиво перестали считать алкогольным напитком, хотя среди молодежи в  крупных городах число «пивных» алкоголиков значительно превышает «водочных») и лобби крупных ритейлеров (через такие запреты оно додушит малый бизнес). 

Предыдущие антиалкогольные компании  заканчивались тем, что потребление алкоголя снижалось незначительно (самогонный аппарат может иметь любой желающий), а качество падало резко. Для повышения эффекта подмешивали всё, что угодно, пили тройной одеколон, жидкости для мытья стекол и  технических нужд. Увеличилось потребление наркотических средств. Алкоголизм в  России - проблема социальная. Основная масса пьет от  глухой безнадежности, от осознания, что следующий день «будет только хуже, никогда не купить элементарное жилье, не выехать из ветхого барака». Но даже если появляется просвет, уже нет ни  желания, ни  навыков работать так, как того требует современная экономика, а  не  просто чтобы получить возможность приобрести очередную бутылку.

Третья часть импортного алкоголя, которая продается на территории России, является подделкой. Подделывают чаше всего самые популярные спиртные напитки. Эксперты советуют покупать  дорогие элитные спиртные напитки  исключительно в больших торговых сетях и стараться отдавать предпочтение эксклюзивным редким брендам.

Большая популярность  импортной алкогольной продукции  не могла привести к тому, что ее изготовлением займутся и наши отечественные бутлегеры. По официальным данным Росстата объем импортного фальсификата за 2010 год, который был реализован через мелкие магазины и другие легальные точки продажи превысил объем оригинального алкоголя, который был ввезен в Россию. (4,2 миллиона. дал против 2 миллионов дал соответственно).

Таким образом, видно, что за весь год на российском рынке количество поддельного импортного алкоголя составило 29,9%.

«Однако стоит учесть, что в эту статистику не вошли напитки, которые были проданы через нелегальные точки сбыта, организованные через интернет-сайты, в том числе и в пяти литровых пластиковых канистрах», - объяснил РБК дейли.рy директор отраслевого агентства ЦИФРРА Дробиз Вадим.

© Copyright: Владимир Винников, 2022

Регистрационный номер №0509350

от 17 сентября 2022

[Скрыть] Регистрационный номер 0509350 выдан для произведения:


56. 2010 год. В кого превращают народ, часть 2

 

Люба, закончив читать очередную главу, вспомнила, что ещё не завтракала. Она поднялась из кресла и пошла на кухню, налила себе кипяток, добавила заварку. Достала из холодильника кабачковые оладьи, подогрела их в микроволновке, присела за стол, пододвинула к себе розетку с мёдом, чайной ложкой зачерпнула мед, его они покупали у старого знакомого и села Ленинское. Мёд медленно стекал с ложки на оладьи.

Аккуратно, отрезав ножом кусочек оладушка намазанного мёдом, Люба вилкой отправила его в рот и запила глотком чая. Она подумала, что поколение молодежи, родившихся в девяностых, подросли, а вот воспитания от родителей и государства не получили. Она подумала, жаль, что из Министерства образования никто не читал Сухомлинского: «Важнейшее условие духовного роста педагога – это, прежде всего время - свободное время учителя. Пора понять, что чем меньше у учителя свободного времени, чем больше он загружен всевозможными планами, отчётами, заседаниями, тем больше опустошается его духовный мир, тем скорее наступает та фаза его жизни, когда учителю уже нечего будет отдавать воспитанникам…

Время - ещё и ещё раз повторяю - это большое духовное богатство учителя… педагогическое творчество - сложный труд, требующий огромной затраты сил, и, если силы не будут восстанавливаться, учитель выдохнется и не будет работать».

 

И как тут не вспомнить высказывание Марии Шукшиной: «Если государству нужна нация дебилов, тогда можно никого не воспитывать. Если мы хотим воспитывать, то делать это надо через культуру. Дайте нам хоть какое-то альтернативное телевидение на федеральных каналах! Наряду с этими дрязгами, жуткими разборками. Верните добрые просветительные, образовательные программы. Верните детские передачи. Не то, что сейчас делается. Это всё духовная диверсия против России».

 

И уже видно, как России растеряла много при капитализме. Страна заняла 52 место по уровню образования, хотя до девяностых годов было на третьем месте. Вот и подтверждается, что ЕГЭ - дебилизация молодёжи!

 

А Люба, позавтракав, продолжила читать следующую главу:

 

Выходя из здания суда, Виталий Витальевич увидел Сергея Ивановича, окруженного ветеранами боевых действий. Крилёв остановился чуть в стороне и услышал:

- В сентябре 1941 года наш диверсионный отряд НКВД находился в тылу фашистов под Тулой. Тогда я впервые  столкнулся лицом к лицу с врагами нашего народа. Я уничтожал их без жалости, они были нашими врагами.

Ты, сержант, не испугался разбойников, сумел защитить себя. Но нужно помнить, что право наказывать лиц преступивших закон, принадлежит только судам нашего государства.

А с преступностью нужно бороться не только милиции. Ведь если ты не можешь служить там, стань внештатным сотрудником. Такие ребята нам нужны».

На обед домой пришёл Володя, Люба накормила его щами, картошкой с котлетами. Люба сказала:

- Опять звонила Валя и спрашивала, что мы решили с переездом. Я ответила, что на будущий год, папа идёт в отставку и мы согласны переехать. Вот только не хочется жить в Москве. У нас большое желание поселиться на природе, где-нибудь у  леса, водоёма. Валя напомнила, что Богрин Сергей, с женой, ищут для себя участок земли в садовых товариществах под Москвой, они хотят тоже построить свой дом рядом с вашим.

Сергей с Натальей стали искать свододные садовые участки в Можайском районе, самом экологичаски чистом районе  Подмосковья.

 

В марте Люба услышала новость об отставке президента Татарстана Шаймиева. Татарстан провозгласил свой государственный суверенитет  31 августа 1990 года, быстро отреагировав на  заявление  Ельцина: «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить».

В декабре 1991 года республиканские власти потребовали еще и экономической независимости - права самим определять объемы нефтяного экспорта и распределять квоты по своим предприятиям. Поскольку в  то  время экспорт нефти был централизованным и жестко регулировался, исход переговоров о  разграничении прав центра и  региона решал всё. Татарстан был первым, наиболее последовательным и  жестким претендентом. Другие автономные республики выжидали, кто победит в  противостоянии.

Потом Виноградова прочитала в интернете: «73-летний президент, который бессменно руководил республикой с 1985 года (при М. Горбачеве, Б. Ельцине и В. Путине), формально сам попросил не  рассматривать его кандидатуру на новый срок. С 25 марта 2010 года вторым президентом Татарстана стал  Минниханов.

Феномен Шаймиева обсуждался с начала его президентства: от  «ханства Шаймиева», который в  начале 1990-х годов  воспользовался слабостью федерального центра и использовал радикальный национализм внутри республики для построения авторитарного режима, до  создания безболезненной «татарстанской модели» перехода от  плановой экономики к госкапитализму. Он сумел избежать силового чеченского варианта построения отношений с федеральным центром, сильного обеднения и  сокращения населения и  открыть республику для внешнего мира. Создал «власть авторитета», избавлявшего от  применения силовых методов управления.

Авторитет складывался из  улучшения экономического положения населения, межнациональной и межконфессиональной стабильности, нерадикализации возрождающегося ислама и  неконфликтной политики в  отношении мигрантов. А  при реализации федеральных программ в  республике не  выпирали узкие региональные интересы. Международные связи Татарстана, восстановление позитивного имиджа России в  исламском мире сделали Шаймиева политической фигурой международного уровня - ему вручили премию короля Фесала, своеобразную мусульманскую «Нобелевскую премию».

Люба вспомнила, как в прошлом году, когда пошла, собирать папоротник рядом с их садовым участком у реки Икура, колючая проволока, протянуиая вдоль брошенного садового участка обмотала ей правую ногу, разрезала и сорвала кожу. Володя повёз её сразу в травматологический пункт, где зашили кожу, но она после этого продолжала ездить на дачу, а нога не заживала. Двоюродный брат Володи Павел - главный врач областной больницы, категорически запретил ей много ходить, потребовал, чтобы она больше лежала, иначе рана не заживёт. Именно в этот период, она стала очень много читать.

Давным-давно, ещё при развитом социализме, существовала льстящая нашему коллективному самолюбию фраза: «Наш народ - самый читающий народ в мире». Это был не просто лозунг, это преподносилось как некая аксиома, оспаривать которую никто не решался, да и не хотел. Во-первых, при советской власти аксиомы и лозунги было оспаривать себе дороже, а во-вторых, эта фраза ни у кого не вызывала особых протестов, ибо мы тогда действительно много читали. В 1960-е годы в СССР произошла «интеллектуальная революция» - читать стали много, жадно и с пониманием, а казённые школьные стенды всё чаще украшались лозунгом: «Чтение - лучшее учение!»

В 1960-е начитанность сделалась настоящей «визитной карточкой» человека, желающего произвести впечатление, а искромётное остроумие было присуще каждому, уважающему себя, интеллектуалу. Понятие «умный» на некоторое время оказалось тождественно понятию «читающий». Более того, не читать было попросту стыдно! В советском киноискусстве даже пропагандировался образ простого работяги, по вечерам штудирующего умные книги.

 

Летом, Виноградовы летали в столицу навестить детей. Москва встретила их сильной жарой и густым дымом от торфяных пожаров. Хотя Валя по два раза вешала на окна мокрые простыни, дым проникал в квартиру, было очень трудно дышать. Когда Володя с Любой поехали в Тулу, навестить Надю, облегчения не было, в дороге в микроавтобусе из-за дыма, дышать было ещё труднее.

Володя написал тогда стихотворение:

В дороге ночью я бывал так часто,

Но, это поезд, или самолет.

А в эти сутки принял я участие,

Как будто в сказке выполнял полет.

 

На федеральной трассе Москва-Тула,

Мы простояли почти семь часов.

Дымок здесь от пожаров ветром сдуло,

Мы были в окружении лесов.

 

А мимо большегрузы проносились,

Звук их моторов резал тишину.

В них пассажирами мы не просились,

Пересчитали сотню не одну.

 

Ночной дороги испугаться впору,

Рычит и слепит сказочный дракон.

Кабины их огромные, как горы,

Не стой на месте, убирайся вон!

Не  продолжая рассуждений о колоссальном экологическом ущербе, нанесенном природе российского двумя кампаниями по осушению торфяников и болот (достаточно напомнить, что торфяные болота - один из главных элементов природной системы стока углекислого газа из атмосферы и депонирования углерода, то есть снижения концентрации углекислого газа в атмосфере), констатируем: антропогенное воздействие на окружающую среду создало условия для максимально неблагоприятных последствий погодно - климатической аномалии лета - 2010 года.

Но  этого мало, оказались разрушенными либо обескровленными те структуры, которые были призваны бороться с этими последствиями, предупреждать и ослаблять их: в 2006 - 2007 годах фактически была ликвидирована лесная охрана, ещё раньше был упразднен федеральный экологический контроль, а система МЧС, надо честно признать, была не готова к обрушившемуся на Европейскую часть страны бедствию.

Всерьез тушением пожаров занялись только в августе, когда вовсю полыхали деревни и гибли люди. Но противостоять стихии огнеборцы в большинстве случаев не могли (кстати, наиболее действенным средством, как и в старину, оказалась не «водонесущая» авиация, а  встречный пал, только мало кто умеет грамотно его применять).

Основную работу по пожаротушению выполнила другая стихия - начавшиеся во второй половине августа дожди. Но и в сентябре выгорали целые деревни в Волгоградской, Самарской, Саратовской и других областях, до которых не добрались еще мощные циклоны. Там горели леса. Если бы не осушительные кампании в Нечерноземье, эти леса получали бы больше влаги от идущих с запада и северо-запада облаков, и пожаров было бы меньше.

Ещё один фактор, из-за которого последствия стихийного бедствия оказались гораздо более значительными, чем могло бы быть, - социально-психологический. К встрече с огнем оказались плохо подготовленными люди, точнее, сообщества жителей наших деревень и населенных пунктов. О низком уровне социальной организации в таких сообществах, апатии людей, неспособности к коллективному действию в последнее время вспоминают часто, справедливо связывая это с фактическим отсутствием в стране гражданского общества, преобладанием представлений о том, что государство обо всех позаботится.

Советская власть выполняла функции социального организатора, опекуна и патрона - например, в  селах, садовых товариществах, дачных поселках предписывалось иметь противопожарные щиты с прикрепленными к ним лопатами, топорами, ведрами.

Увы, в новой России от этих щитов и следа не  осталось. Конечно, ведрами торфяной пожар не  потушишь, но само существование такого щита, оборудованного в полном соответствии с правилами, известного всем жителям поселка, сознательно и ответственно относящимся к опасности, - важный мобилизующий фактор. Деидеологизированное общество пренебрегает подобными факторами.

С августа 2010 года, когда в борьбу с огнем были вовлечены не только пожарные, военные, но и добровольцы, в том числе и из-за рубежа, слова «обводнение торфяников» звучат постоянно. В  большинстве случаев, однако, имелось в виду тушение пожаров посредством подачи воды из расположенных в окрестностях водных источников через специально построенные в экстренном порядке трубопроводы. Для тушения пожаров все средства хороши, в том числе и этот, но обводнение торфяника - совсем другая задача. Она состоит в том, чтобы поднять грунтовые воды до пожаробезопасного уровня или уровня, по возможности снижающего пожароопасность, причем надолго.

Очевидно, не  все осушенные торфяники и заболоченные земли надо обводнять: не  требуется обводнения там, где ведутся или в близком времени (через год-два) предполагаются торфоразработки. Если осушенный участок сохраняется в сельскохозяйственном обороте, то водный режим почвы должен определяться требованиями агротехники. Особого внимания требуют территории садовых товариществ, дачных поселков, таунхаусов, растущих как грибы вокруг больших городов. Обычно садоводством-огородничеством можно заниматься там, где глубина залегания грунтовых вод не менее 2 метров, так что если их уровень в результате осушения оказался ниже, будет достаточно выполнить частичное обводнение, например, до указанного уровня. Понятно, что это требует компетентного рассмотрения, надо учитывать многие обстоятельства, в  том числе и инженерно-строительные требования, а не стричь всех под одну гребенку.

Как же проводить обводнение? Естественно, только коррекцией тех сооружений, которые обеспечили осушение торфяников и заболоченных земель. Репортажи об обводнении за счет подачи воды по трубопроводам напоминают рассказ барона Мюнхгаузена о том, как он не мог напоить своего разрубленного пополам коня. Пока дренажная система работает, никакие трубопроводы не помогут (разве что во время пожара), вся подаваемая вода будет сбрасываться этой системой из «обводняемого» объекта, как из бедной лошади барона Мюнхгаузена.

Однако осушительные системы вовсе не надо разрушать, их требуется именно корректировать, создавая на сбросных и отводящих каналах и канавах насыпные преграды (желательно с регулятором, позволяющим изменять подпорный уровень) для воды, не засыпая их целиком. Эта задача несложная, достаточно, если ширина преграды будет в 3–5 раз (в зависимости от грунта) больше ширины канала. За грунтом никуда ездить не надо, он здесь же - в отвалах вдоль канала. Если нужно не прекратить, а лишь сократить сброс (частичное обводнение), то высота преграды должна быть соответствующим способом вычислена.

Аналогичные меры могут быть предприняты и в отношении накопительных колодцев. Уничтожать сеть керамических дренажных труб непосредственно на осушенных участках бессмысленно. Заботиться о доставке воды тоже не требуется: она придет сама с первым половодьем. (Заниматься обводнением в летнюю межень  - людей смешить!) Обводнение ранее осушенных торфяников и заболоченных земель  - редкий пример строительных работ, когда они стоят дешевле, чем их проектирование и необходимые для этого изыскания.

Так что просто вообразить нельзя, откуда губернатор  Громов взял оценку затрат на обводнение осушенных торфяников в Подмосковье - 20 - 25 миллиардов рублей. На Западе существует такое понятие  - экологическое благоустройство. Это меры по улучшению окружающей среды, прежде всего за счет расширения охраняемых территорий, но также и те, что облегчают населению жизнь при погодных аномалиях, защищают людей от антропогенных воздействий и т. п. Городские фонтаны, пруды, скверы, сады, озелененные дворы, бульвары - все это давно известные средства не только украсить, но и облегчить жизнь.

В России этому не уделяется должного внимания. Тысячи гидротехнических сооружений, прежде всего прудов и малых водохранилищ, не имеют хозяина, разрушаются, их экосистемы деградируют. Среди мегаполисов развитых стран Москва  - едва ли не  на последнем месте по доле озелененных территорий в общей городской площади. Летом в столице не было недостатка воды, но  многие  газоны не  поливали. Они почти повсюду пересохли, и самое печальное  - погибло множество молодых деревьев, высаженных в последние годы, их корневая система не доставала до сильно подсевшей почвенной влаги.

Чем объяснить эти грустные факты? Может быть, тем, что в Москве есть структуры, с  нетерпением ожидающие предстоящего выделения миллиардов рублей на восстановление зеленых насаждений? Но разве для города их интересы важнее, чем интересы его жителей?

Почти катастрофическая зима и катастрофическое лето 2010 года могут иметь и положительные следствия для России - если горький урок будет усвоен, если трагические события будут использованы властью в целях мобилизации общества для природоохранной работы, улучшения условий жизни в городах и селах, пробуждения страны от «экологической спячки».

В результате таких пожаров без крова остались около 3 тысяч человек. Восстановлению подлежат 1400 домов. Жилье для погорельцев должно быть восстановлено не  позднее 1  ноября 2010 года. Обширные торфяные пожары в Московской, Рязанской, Нижегородской Свердловской, Кировской, Тверской, Калужской, Псковской областях и  Мордовии. Их причиной стали аномальная жара при отсутствии осадков, плохая работа лесной охраны, бесхозность и беспризорность обширных участков леса. 10% торфяных пожаров возникает из-за самовозгорания торфа, остальные - от  непотушенных костров и  сигарет, выброшенных из  проезжающих автомобилей. В пересохших лесах достаточно малейшего источника огня, пожар легко становится верховым, охватывает деревья целиком и  движется со скоростью до  30 километров в час. В нормальных условиях температура с  высотой падает, а  в  августе 2010 года происходила температурная инверсия - в 600-метровом приземном слое атмосферы дым прижимался к земле. От смога задыхались жители Москвы, Подмосковья, Нижнего Новгорода, Тулы, Рязани, Воронежа, Саратова, Тамбова, Твери, Липецка, Тольятти, Владимира, Омска, Чебоксар, Новочебоксарска.

Только за  12 - 18 июля 2010 года  в России были зарегистрировано 1,2 тысяч очагов пожаров на 30 тысяч гектаров, за сутки возникало по 200 очагов возгорания. 

19 июля  в Москве впервые чувствовался запах гари. 31 июля лесные и торфяные пожары поглотили уже 120 тысяч гектаров, за сутки возникло 400 очагов. В Нижегородской области огненный воздушный поток, подобно урагану, вырывал деревья с корнем. В Центральном и Приволжском регионах сгорело 1,2 тысяч домов и 2,2 тысяч человек остались без крова, в тушении пожаров были задействованы 238 тысяч человек и 25 тысяч единиц техники.

2 августа  выявлено 7 тысяч очагов пожара на площади 500 тысяч гектаров, сообщалось о гибели 34 человек. 6 августа в первой половине дня в Москве максимальная концентрация угарного газа в воздухе превысила допустимую норму в 3,6 раз, содержание взвешенных частиц - в 2,8 раза, специфических углеводородов - в 1,5 раза.

Наиболее опасны взвешенные частицы в 10 мкм, которые не выводятся из организма. Самым ходовым товаром стали марлевые повязки. Из-за сильного задымления закрылись московские аэропорты. 7 августа  сообщалось о гибели 53 человек, сгорело 1,2 тысяч домов. Больше других пострадали Рязанская, Воронежская области и Мордовия. В начале сентября обширный балканский циклон принес раскаленный воздух из Средней Азии, температура взлетела до 40°C при сильном ветре. По официальным данным, за июль - август 2010 года аномальная жара спровоцировала смерть 55,8 тысяч человек, или в 4 раза больше, чем за 10 лет войны в Афганистане.

Премьер-министр РФ  Путин возложил на глав пострадавших от природных пожаров регионов страны задачу восстановить сгоревшие леса.

 

По возвращению из Тулы в задымлённую Москву, Виноградов написал о путешествии:

На двух машинах ехать собирались,

С утра пораньше, когда нет жары.

И дыма от пожаров не боялись,

И солнечных лучей с нами игры.

 

Нам из окна и улицы не видно,

А дымом ест глаза, слеза бежит.

Но, больше от того стало обидно,

Под «Волгой» Владик пятый час лежит.

 

Сгорел стартер, работы было много,

Контакты все паяли, а потом,

К семнадцати часам ждала дорога,

Но, притча моя будет не о том.

 

В «Газели», вдруг прокладку «продавило»,

Отъехали от Тулы далеко.

Темнело, на часах уж двадцать было,

Найти запчасти было нелегко.

 

К нолю часам, головку разобрали,

Прокладку новую из Тулы привезли.

Старт много раз еще потом мы брали,

Уехать далеко мы не смогли.

 

Уже под утро, добрая прохлада,

Ну, а в «Газели» все кипит вода.

Мы небу звездному конечно, рады,

Но полпути достигли мы тогда.

 

Решили, грузовик едет обратно,

А мы на «Волге», двинулись в Москву.

К шести утра поймала неприятность,

Я женщин всех на помощь позову.

 

Стартер замкнуло, заводиться надо,

Толкаем вчетвером, мотор молчит.

Ещё попытка, наконец награда,

Мотор машины неожиданно рычит.

 

Скорей в салон, ориентир мы видим,

Мимо «Гвоздя» тут пропустили поворот.

Но грубым словом женщин не обидим,

Четвертый раз направо и там вот…

 

Мы видим, будто тает дымка,

Лишь пять минут и рядом Валин двор.

На лифте на шестой этаж взлетаем,

Где ждут нас с вечера и до сих пор.

 

Четырнадцать часов в дороге были,

Не спали, много выпили воды.

О пище мы почти что позабыли,

Не видели большой мы в том беды.

 

У Вали дома пол матрасом занят,

Ведь ждали сразу восемь человек.

А стол, обилием продуктов манит,

А нас, лишь пятеро, финал таков!

 

Ещё в Туле, Николай  по своей старой привычке досаждал Володе:

- Все русские дураки и я тоже, вот ещё 15 января, когда  началась очередная антиалкогольная кампания, она получила солидное обоснование  - была утверждена Концепция борьбы с  алкоголизацией до  2020 года. Разработала её и  будет реализовывать Федеральная служба по  регулированию алкогольного рынка, созданная в  декабре 2008 года.

Вот ты говоришь…

Правительство сочтет цель достигнутой, если через 10 лет исчезнет нелегальный алкогольный рынок, а  потребление алкогольной продукции на душу населения сократится на 55%. Алкоголизм стал национальным бедствием России.

 

Володя выслушивал родственника молча. Он давно уже сделал свой вывод подобным начинаниям правительства.

 

А Люба, вернувшись,  домой, прочитала:

«В 2010 году  на  каждого россиянина, включая младенцев, приходилось около 18 литров  чистого алкоголя в год, или в 2 раза выше уровня, который ВОЗ считает опасным для жизни.

Ежегодно в  России от  болезней, связанных с  употреблением алкоголя, умирают до  500 тысяч человек. В  Концепции предусмотрено введение уголовной ответственности за неоднократные нарушения в  производстве и  обороте алкоголя, резкое ограничение рекламы алкоголя и  новая политика ценообразования - розничная цена алкогольной продукции поставлена в прямую зависимость от содержания этилового спирта.

Федеральная служба с  1 января 2010 года установила минимальную розничную цену за  0,5 л водки  - 89 рублей. 

Президент Медведев сообщал: «За  последние годы уже ужесточены условия производства и  оборота алкогольной продукции, серьезно ограничена реклама спиртного, более строгим стало наказание за вождение автомобиля в нетрезвом виде, но… ничего не помогло».

Видимо, потому, что боремся с  симптомами, а  не  с  причинами. Запрещение продажи крепкого алкоголя после определенного времени и  продажи алкоголя в  павильонах и небольших магазинах своей «изнанкой» имело пивное лобби (оно добилось, что пиво перестали считать алкогольным напитком, хотя среди молодежи в  крупных городах число «пивных» алкоголиков значительно превышает «водочных») и лобби крупных ритейлеров (через такие запреты оно додушит малый бизнес). 

Предыдущие антиалкогольные компании  заканчивались тем, что потребление алкоголя снижалось незначительно (самогонный аппарат может иметь любой желающий), а качество падало резко. Для повышения эффекта подмешивали всё, что угодно, пили тройной одеколон, жидкости для мытья стекол и  технических нужд. Увеличилось потребление наркотических средств. Алкоголизм в  России - проблема социальная. Основная масса пьет от  глухой безнадежности, от осознания, что следующий день «будет только хуже, никогда не купить элементарное жилье, не выехать из ветхого барака». Но даже если появляется просвет, уже нет ни  желания, ни  навыков работать так, как того требует современная экономика, а  не  просто чтобы получить возможность приобрести очередную бутылку.

Третья часть импортного алкоголя, которая продается на территории России, является подделкой. Подделывают чаше всего самые популярные спиртные напитки. Эксперты советуют покупать  дорогие элитные спиртные напитки  исключительно в больших торговых сетях и стараться отдавать предпочтение эксклюзивным редким брендам.

Большая популярность  импортной алкогольной продукции  не могла привести к тому, что ее изготовлением займутся и наши отечественные бутлегеры. По официальным данным Росстата объем импортного фальсификата за 2010 год, который был реализован через мелкие магазины и другие легальные точки продажи превысил объем оригинального алкоголя, который был ввезен в Россию. (4,2 миллиона. дал против 2 миллионов дал соответственно).

Таким образом, видно, что за весь год на российском рынке количество поддельного импортного алкоголя составило 29,9%.

«Однако стоит учесть, что в эту статистику не вошли напитки, которые были проданы через нелегальные точки сбыта, организованные через интернет-сайты, в том числе и в пяти литровых пластиковых канистрах», - объяснил РБК дейли.рy директор отраслевого агентства ЦИФРРА Дробиз Вадим.

 
Рейтинг: 0 82 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!