Лишние

article509419.jpg
       Давно бабушка просила Степана навести порядок на могиле деда. Последнее время она стала совсем плоха. По дому ещё суетилась, управлялась сама, но дальше ближайшего магазина путешествовать не отваживалась. Внук жил в соседнем городе, наведывался часто, но надолго не задерживался. Совесть после напоминаний бабушки мучила Степана. Он решил первую неделю отпуска посвятить милой старушке и выполнить наконец её просьбу.
   С утра зарядил мелкий дождь, а после обеда распогодилось, выглянуло солнышко. Внук засобирался, несмотря на уговоры бабушки остаться.
- Не успеешь до сумерек. В это время бывать на кладбище негоже.
- Бабуля, живых надо бояться, а не мёртвых.
Подходя к кладбищу с удивлением для себя отметил, как оно разрослось во все стороны.
- Мрёт, однако, народ. 
Уверенно пробираясь сквозь заросли молодняка, быстро нашёл заветную могилу. Давно здесь никто не бывал. Пришлось повозиться с порослью, которая вымахала в его рост, глуша многолетние цветы, высаженные когда-то бабушкой. Когда возле могилы выросла большая куча из травы и веток, Степан задумался:
- Эх, жаль! Не догадался какую-нибудь тряпку захватить. Как и куда теперь вынести мусор?
       Уже начинало смеркаться. Раньше  между могилами были чёткие ряды и тропинки, по которым можно было пройти в любую сторону. Сейчас всё заросло. Могилы плотно примыкали одна к другой. Повертев головой, парень увидел слева просвет. Надеясь, что это конец рядов, он двинулся туда. Каково же было его разочарование, когда перед ним открылись захоронения с деревянными покосившимися крестами. На них были прибиты таблички с номерами. Ни веночка, ни цветочка... Тягостное ощущение охватило душу.
- Безродные что ли? Или бомжи, замёрзшие зимой, погибшие от поножовщины среди своих, или отказники?
Ему захотелось поскорей покинуть это тягостное место. Степан опустил на землю охапку из травы и веток, решив не лазит в потёмках среди могил.
- Завтра приеду оградку и памятник красить, захвачу тряпку и вынесу всё отсюда.
Не успел он сделать и двух шагов, как сзади раздался осуждающий детский голосок.
- Что же вы тут все мусорите?! Будто не люди тут лежат...
От неожиданности холодок пробежал по спине. Резко обернувшись, увидел перед собой мальчика с всклокоченными русыми волосами и удивительно голубыми глазами. Одет он был странно. Грязные сползающие колготки с дырками на коленях. Шорты в пятнах. Мальчик кутался в вылинявшую красную женскую кофту, порядком заношенную и побитую молью. Предположить наличие соответствующей рубашки под кофтой не составляло труда. На ногах мальца были надеты видавшие вида ботинки большого размера. Эта странная долговязая фигура вызывала больше любопытство, чем страх. 
- Как тебя звать, дружище?
- Ваняткой.
- Завтра приду, всё уберу. Темнеет уже. Чего домой не спешишь? Где живёшь? Проводить? Ищут поди?
- Я тут недалеко, никто не кинется искать.
- Странно. А чего ты в кофту кутаешься? Холодно?
- А мне уже давно и не холодно, и не больно.
С виду это был мальчик, как мальчик, но по всему видно, что не из благополучной семьи. 
- Есть хочешь?
- Я всегда есть хочу.
- Пошли. Мне бабушка в рюкзак термозок положила, да я перекусить не успел. Уже дома поем. Везти назад не хочу. Расстроится бабушка, что не перекусил.
Мальчик покорно пошёл за Степаном. При виде большого пакета с с едой он радостно воскликнул:
- На всех хватит понемножку!
Долго парень смотрел вслед удаляющемуся Васятке. Тот шёл не спеша, бережно прижимая к груди пакет. 
- Не доедает мальчишка. В семью понёс. Добрая душа. 
Силуэт мальчика начал растворяться в сумерках. Неожиданно он обернулся.
- Не забудь! Ты обещал завтра всё убрать. 
- Сделаю, раз обещал. И ты приходи, принесу что-нибудь вкусненькое.

       Подхватив рюкзак, Степан поспешил домой. У калитки маячила фигура бабушки.
- Что-то ты припозднился, внучек. У меня сердце не на месте. Как темнеть начало, тебя выглядаю. 
- Чего волноваться? Ты же знаешь., куда я отправился. Заросло всё сильно. Могилу и всё вокруг неё привёл в порядок. Завтра оградку и памятник покрашу, а потом и тебя на такси повезу туда. Работу мою примешь. Ты мне приготовь на завтра тряпку, какую не жалко выкинуть. Прохода между могил нет, чтоб мусор вынести. я его там оставил. Завтра в тряпице вынесу. И собери мне побольше еды. Там голодный мальчишка, неухоженный, бродить. Видно, ждёт кого-нибудь кто поминать придёт да угостит чем. Подкормим, бабушка, мальца!
    Утром Степан проснулся от приятного запаха, щекотавшего в носу. По пирожкам бабушка была знатная мастерица! В объёмный рюкзак парня вошли все пирожки, пакет с бутербродами. Сверху старушка водрузила кулёк с конфетами.
- Куда столько-то?!
- Сам говоришь, мальчишка голодный. Да он видать не один в семье такой. Ты ему скажи, пирожки не зачерствеют, пусть бутерброды в первую очередь съедят. Да узнай где живёт, из какой семьи. Я тут всех знаю. Может подсоблю чем. Ой, Стёпушка! Что-то беспокойно мне.
- Может, мне сегодня дома остаться?
- Да нет уж! Не меняй свои планы, да и мальчонка тебя ждёт поди. 

     Придя на кладбище, Степан сразу принялся за работу. Солнце слегка припекало. Лёгкий ветерок колыхал травы на заросших могилах и листву на деревьях. Пение птиц вносило странное успокоение в душу. Красил неспешно, аккуратно. Почувствовав на себе чей-то взгляд, поднял голову. Рядом стоял Ванятко.
- Как неслышно ты подошёл. А у меня для тебя гостинчик.
Ванятко с упоением вдыхал аромат, исходящий от пирожков.
- Баба Маня пекла.
- Так ты мою бабушку знаешь?
- Она часто нас с Танюхой угощала. 
- Таня - сестричка твоя? А фамилия как?
- Воробьёвы мы.
Мальчик насупился, тень глубокой печали легла на его лицо. 
- Ты чего, Ванятко? Не грусти! Я завтра здесь опять буду с  бабушкой. Хочет она могилу деда проведать.
- Хорошее дело - усопших поминать. Я помню твою бабушку. Добрая она. Береги её.
-  Да уж точно в обиду никому не дам. Заглядывай к нам на огонёк.
- А ты точно приглашаешь? От чистого сердца?
- Приходи! Буду рад.
Ванятко приняв угощение, ушёл. Справившись с покраской, Степан, прихватив запасённую тряпку, отправился за мусором, который вчера не успел вынести. Всё аккуратно собрав, отправился искать место, куда выносят мусор, убирая могилы. Он шёл между номерных могил, когда его ноша неожиданно выпала из рук и рассыпалась. Вздохнув с досады, парень принялся всё увязывать заново. Невольно взгляд упал на ближайший крест. Вместо номера там было написано - Иван Воробьёв, 09.05.2013 - 09.05.2022. Степан застыл на месте, словно окаменел. Мысли вихрем пронеслись в голове.
- Ванятко жив! Это не может быть его могила! Так не бывает!  Просто ужасное совпадение!.
      У него возникло непреодолимое желание привести заросшую травой могилу в порядок. Убрав всю траву, он к своему удивлению и ужасу обнаружил на земле пирожок и конфеты. Раздвинув траву на прилегающих могилах, увидел бабушкины пирожки и бутерброды. Смятение, ужас охватили парня. Он замер на месте, не в силах пошевелиться. Немного придя в себя, подняв узел на головой, пробираясь через зарослей, наконец вышел к ограде, где была установлена табличка - Место для мусора. Назад возвращался тем же путём. Остановился  у могила мальчика, до конца не веря, что это могила Ванятки. Окинул взглядом могилы с номерами и ему стало не по себе - тревожно и как-то некомфортно.
- Как много людей, ненужных никому при жизни, ушло в мир иной. Деревянные кресты сгниют, могилы зарастут и сравняются с землёй. И никому нет дела до этих людей ни раньше, ни сейчас, раз умерли они в полном одиночестве и похоронены за казённый счёт. Никому не пожелаешь такой доли...
С тяжёлым камнем на сердце уходил  Степан и никак не мог отделаться от чувства, что в спину ему впиваются чужие колючие взгляды. Холодок страха пробежал по спине. Не раз он оглядывался, но никого не видел. Лёгкий ветерок пробежал по траве. До ушей донёсся шёпот:
- Он нас пожалел... Первый из всех приходящих...
Парень был не робкого десятка, но тут его охватил жуткий страх. Начавшаяся паника заставила ускорить шаги. Лишь выйдя из ворот кладбища, облегчённо вздохнул. Неожиданно для себя самого перекрестился, еле слышно прошептал:
- Господи, спаси и сохрани!
Гнетущие мысли о скоротечности жизни, о чьих-то несбывшихся мечтах и разбившихся надеждах, о людской неблагодарности к близким теперь не покидали его.
- Ведь эти люди жили среди нас... С кем-то дружили... Кого-то любили...Почему они сейчас забыты всеми? Должно быть это очень страшно уходить из жизни, когда рядом нет близкого человека.
Он подумал о бабушке.
- Надо бы почаще навещать её, а лучше забрать к себе. Вряд ли она согласится на переезд, но завести разговор стоит.
 
   Разговор с бабушкой не заладился, она наотрез отказалась от переезда. Ночью Степан плохо спал. Ему снился тёмный лес, из которого он никак не мог выбраться. Неясные тени следовали за ним по пятам. Куда бы он не сворачивал, всегда выходил на старинное заброшенное кладбище. Его охватывал страх и желание бежать сломя голову. Он слышал тяжкие вздохи за спиной, чувствовал сверлящие спину взгляды. Проснувшись в холодном поту, не поверил своим глазам. Перед ним стоял Ванятко.
- Какой кошмарный сон, скорей бы проснуться. 
- А ты не спишь. Я в гости пришёл, ты же сам звал.
В горле пересохло. С трудом парень выдавил из себя:
- Ты же... мёртвый...
- Я знаю...
Тягостное молчание затянулось.
- Помоги Танюхе.
Послышались шаркающие шаги бабушки.
- Стёпушка, с кем ты разговариваешь? Аль сон плохой приснился?
Внук скосил глаза в сторону, где только что стоял мальчик, но там никого не было. Нехотя рассказал о случившемся. Бабушка всплеснула руками.
- Нельзя мёртвых в дом приглашать. Раз явился он к тебе, не отвяжется - что-то ты для него сделать должен...
- Он про какую-то Танюху говорил, помочь ей надо. А на кладбище говорил, что знает тебя и пирожки твои любит. Кто он, Иван Воробьёв? Что ты о нём знаешь?
Старушка, приблизившись, присела на постель.
- Слушай! Печальная эта история... Антонина и Семён наши - детдомовские. Поженились сразу после школы. Им квартиру дали, мальчонка народился у них. Ваняткой нарекли. Хорошо жили, в любви и согласии. Семён шоферил, Антонина официанткой в кафе работала. Но беда однажды случилась. Бандюги на фуру напали. Семён с напарником отбивались, да силы были неравны. Обоих жизни эти нелюди порешили. После похорон Тоня сама не своя была. В рюмку стала заглядывать и быстро спилась. Сначала её из официанток в уборщицы перевели, а потом и вовсе уволили за прогулы и пьянство.  Стала она перебиваться кое-как да дружбу с местными алкашами водить. Дитё забросила. Люди жалели, кто еды подкинет, кто одёжу. Когда была трезвая, с готовностью всем помогала. Через два года прижила девочку, неведомо от кого. Мужики в её доме часто менялись, да всё беспутные. Утонула женщина в беспробудном пьянстве. А Ванятко шустрый и смышлённый рос. За Танюшкой присматривал, любил сестру. Насобирает бутылок по городу, продукты купит, а для сестрички обязательно пироженку или карамелек. Угостят его чем, домой несёт, чтоб с ней поделится. Тяжело детям было, а они всё равно весёлые и приветливые. Появился в доме новый хахаль да злобный такой. И мать бил, и на детей руку поднимал. Забил однажды он мальчонку на смерть. Убийцу по горячим следам взяли, а он и не отпирался. У Тоньки крыша поехала, до сих пор в психушке находится. Танюшку в наш детдом забрали, только она с того дня разговаривать перестала. Мы пока узнали, да одёжу для похорон собрали, Ванятку и похоронили в том, в чём ходил последнее время, в кофте красной материнской. Я давно на кладбище не была, не знаю, где его могила.
- Я её нашёл. Там целый участок странных могил с номерами на деревянных крестах и Ванятко среди них.
- Стало быть вместе с бомжами упокоился. Они и от морозов мрут, и от болячек нажитых. Лишними стали и в семьях, и в обществе. Хоронят за счёт государства, иногда некому и сказать, как звали их при жизни. Вот и ставят номера, а в книге кладбищенской - неизвестный упокоился такого-то числа. Никто их не ищет и не будет искать. Лишние они... Не к добру однако Ванятко к тебе приходил. Не отвяжется душа неприкаянная, сестра его здесь держит. Он ведь её единственный защитник. Завтра сделаем так. С утра съездим на могилу к деду и Ванятку проведаем. Потом подкинешь меня в детдом. Меня ещё там помнят, столько лет отработала в нём. Разузнаю, что и как. А там и решим, как девочке помочь. А сейчас спи.

   С утра уже были на кладбище. Старушка осталась довольна работой внука - всё чистенько, аккуратненько выкрашено. Прошлись до могилы мальчика. Постояли молча. Бабушка окинула взглядом участок с номерами.
- А сколько ты у меня ещё гостевать будешь?
Внук бросил лукавый взгляд на неё.
- Да несколько дней проведу, если не выгонишь.
Она приняла шутку. и с мольбой в голосе произнесла:
- Не выполнишь ли мою просьбу. Ты парень крепкий да ловкий. Глядишь, за день и управишься.
- Всегда готов! А что делать-то надо?
- Убрал бы ты с этих могил траву, Кресты подправил. Настаивать не могу. Делай, как тебе сердце велит. 
- Сделаю, бабуля! Разве я могу тебе отказать.

    Степан терпеливо ждал бабушку в машине у ворот детского дома. Она вышла, явно чем-то озадаченная и всю дорогу молчала. Дома, покормив внука, поделилась тем, что узнала.
- Совсем дела с Танюшей плохи. До сих пор девочка не разговаривает. Хотят в специнтернат отправить. С её приходом в детский дом странные вещи стали твориться. Дети все разные. Одни озлоблены на родителей и на весь мир, вымещают свою злобу на других, более слабых, непохожих на них. Вот Танюшка и стала объектом нападок. Но неожиданно появился у неё тайный защитник. Что там и как - никто из персонала не знает, но только напуганы забияки до смерти. Притихли и никого теперь не обижают. Серафима, самая злющая воспитательница, и такие у нас работают, никому спуску не даёт и девочку невзлюбила сразу. Вот теперь она наотрез отказывается дежурить ночами. Всё твердит про мальчика-привидение, но никто его из персонала не видел, а если и видел - помалкивают. Душа у меня за сиротку при живой матери болит. Она ведь от горя онемела. Ей тепла не хватает, чтоб прийти в себя. Попадёт в специнтернат, считай пропало дитё. Клеймо неполноценности на всю жизнь и отношение соответственно. Ума не приложу, как бедняжке помочь.
Старушка тяжело вздохнула и добавила:
- Ты уж, Стёпушка, прибери завтра на могилках, как обещал.
Внук молча кивнул головой.

   Ни свет, ни заря Степан уже был на месте. Утренние птицы приветствовали руладами начало нового дня. Трава клонилась к земле от дуновения ветерка. Странный шёпот слышался парню, словно трава переговаривалась с листвой деревьев на своём языке. Одну за другой приводил он могилы в порядок. Когда номерной участок принял ухоженный вид, положил на каждое захоронение бумажную салфетку, а на неё - пирожок, испечённый ночью бабушкой.  Постоял у могилы Ванятки. Принял решение, словно тяжёлая гора свалилась с плеч. Страха уже не было ни перед этим местом, ни перед неизвестностью грядущего. 

    С порога Степан заявил:
- Бабушка, ты должна переехать ко мне. Не хочу, чтобы ты одна была. Ты мне так нужна.
Старушка перебила его:
- Согласная я на переезд, только уважь мои пожелания. Давай Танюшку возьмём из детского дома. Пропадёт ведь в специнтернате. Будь добр, пока я жива, не продавай наш с дедом дом и привози меня на могилку хоть раз в год. 
Внук радостно улыбнулся.
- Я как раз и хотел с тобой об этом поговорить!

      Не раз являлся в ночи Степану мальчик. Молча смотрел, словно ждал ответа, и уходил. Его появление воспринимал спокойно. Это больше тревожило бабушку. Оформление документов заняло какое-то время. Наконец переезд состоялся. Девочка по-прежнему молчала и не улыбалась, но заметно повеселела. Исчезла угрюмость в её взоре. Она с любопытством разглядывала всё вокруг. Ванятко давно не являлся Степану. Иногда парню казалось, что он видел его в толпе, но мальчик больше не приближался к нему.
     Как-то ночью, что-то послышалось ему. Он осторожно приблизился к комнате, где спала девочка, и услышал голос Ванятки.
- Я больше не приду и Степана беспокоить  не буду. Ты ничего не бойся. Всё будет хорошо.Они люди добрые, надёжные. Не забывай меня...
Приоткрыв дверь, он успел увидеть медленно тающий силуэт мальчика в углу комнаты. Молча смотрели туда, пока видение полностью не исчезло. Девочка повернула голову в сторону Степана и улыбнулась.
- Спокойной ночи!
- Спокойной ночи, Танюша! 
Новая жизнь начала налаживаться.
 

© Copyright: Людмила Комашко-Батурина, 2022

Регистрационный номер №0509419

от 19 сентября 2022

[Скрыть] Регистрационный номер 0509419 выдан для произведения:        Давно бабушка просила Степана навести порядок на могиле деда. Последнее время она стала совсем плоха. По дому ещё суетилась, управлялась сама, но дальше ближайшего магазина путешествовать не отваживалась. Внук жил в соседнем городе, наведывался часто, но надолго не задерживался. Совесть после напоминаний бабушки мучила Степана. Он решил первую неделю отпуска посвятить милой старушке и выполнить наконец её просьбу.
   С утра зарядил мелкий дождь, а после обеда распогодилось, выглянуло солнышко. Внук засобирался, несмотря на уговоры бабушки остаться.
- Не успеешь до сумерек. В это время бывать на кладбище негоже.
- Бабуля, живых надо бояться, а не мёртвых.
Подходя к кладбищу с удивлением для себя отметил, как оно разрослось во все стороны.
- Мрёт, однако, народ. 
Уверенно пробираясь сквозь заросли молодняка, быстро нашёл заветную могилу. Давно здесь никто не бывал. Пришлось повозиться с порослью, которая вымахала в его рост, глуша многолетние цветы, высаженные когда-то бабушкой. Когда возле могилы выросла большая куча из травы и веток, Степан задумался:
- Эх, жаль! Не догадался какую-нибудь тряпку захватить. Как и куда теперь вынести мусор?
       Уже начинало смеркаться. Раньше  между могилами были чёткие ряды и тропинки, по которым можно было пройти в любую сторону. Сейчас всё заросло. Могилы плотно примыкали одна к другой. Повертев головой, парень увидел слева просвет. Надеясь, что это конец рядов, он двинулся туда. Каково же было его разочарование, когда перед ним открылись захоронения с деревянными покосившимися крестами. На них были прибиты таблички с номерами. Ни веночка, ни цветочка... Тягостное ощущение охватило душу.
- Безродные что ли? Или бомжи, замёрзшие зимой, погибшие от поножовщины среди своих, или отказники?
Ему захотелось поскорей покинуть это тягостное место. Степан опустил на землю охапку из травы и веток, решив не лазит в потёмках среди могил.
- Завтра приеду оградку и памятник красить, захвачу тряпку и вынесу всё отсюда.
Не успел он сделать и двух шагов, как сзади раздался осуждающий детский голосок.
- Что же вы тут все мусорите?! Будто не люди тут лежат...
От неожиданности холодок пробежал по спине. Резко обернувшись, увидел перед собой мальчика с всклокоченными русыми волосами и удивительно голубыми глазами. Одет он был странно. Грязные сползающие колготки с дырками на коленях. Шорты в пятнах. Мальчик кутался в вылинявшую красную женскую кофту, порядком заношенную и побитую молью. Предположить наличие соответствующей рубашки под кофтой не составляло труда. На ногах мальца были надеты видавшие вида ботинки большого размера. Эта странная долговязая фигура вызывала больше любопытство, чем страх. 
- Как тебя звать, дружище?
- Васяткой.
- Завтра приду, всё уберу. Темнеет уже. Чего домой не спешишь? Где живёшь? Проводить? Ищут поди?
- Я тут недалеко, никто не кинется искать.
- Странно. А чего ты в кофту кутаешься? Холодно?
- А мне уже давно и не холодно, и не больно.
С виду это был мальчик, как мальчик, но по всему видно, что не из благополучной семьи. 
- Есть хочешь?
- Я всегда есть хочу.
- Пошли. Мне бабушка в рюкзак термозок положила, да я перекусить не успел. Уже дома поем. Везти назад не хочу. Расстроится бабушка, что не перекусил.
Мальчик покорно пошёл за Степаном. При виде большого пакета с с едой он радостно воскликнул:
- На всех хватит понемножку!
Долго парень смотрел вслед удаляющемуся Васятке. Тот шёл не спеша, бережно прижимая к груди пакет. 
- Не доедает мальчишка. В семью понёс. Добрая душа. 
Силуэт мальчика начал растворяться в сумерках. Неожиданно он обернулся.
- Не забудь! Ты обещал завтра всё убрать. 
- Сделаю, раз обещал. И ты приходи, принесу что-нибудь вкусненькое.

       Подхватив рюкзак, Степан поспешил домой. У калитки маячила фигура бабушки.
- Что-то ты припозднился, внучек. У меня сердце не на месте. Как темнеть начало, тебя выглядаю. 
- Чего волноваться? Ты же знаешь., куда я отправился. Заросло всё сильно. Могилу и всё вокруг неё привёл в порядок. Завтра оградку и памятник покрашу, а потом и тебя на такси повезу туда. Работу мою примешь. Ты мне приготовь на завтра тряпку, какую не жалко выкинуть. Прохода между могил нет, чтоб мусор вынести. я его там оставил. Завтра в тряпице вынесу. И собери мне побольше еды. Там голодный мальчишка, неухоженный, бродить. Видно, ждёт кого-нибудь кто поминать придёт да угостит чем. Подкормим, бабушка, мальца!
    Утром Степан проснулся от приятного запаха, щекотавшего в носу. По пирожкам бабушка была знатная мастерица! В объёмный рюкзак парня вошли все пирожки, пакет с бутербродами. Сверху старушка водрузила кулёк с конфетами.
- Куда столько-то?!
- Сам говоришь, мальчишка голодный. Да он видать не один в семье такой. Ты ему скажи, пирожки не зачерствеют, пусть бутерброды в первую очередь съедят. Да узнай где живёт, из какой семьи. Я тут всех знаю. Может подсоблю чем. Ой, Стёпушка! Что-то беспокойно мне.
- Может, мне сегодня дома остаться?
- Да нет уж! Не меняй свои планы, да и мальчонка тебя ждёт поди. 

     Придя на кладбище, Степан сразу принялся за работу. Солнце слегка припекало. Лёгкий ветерок колыхал травы на заросших могилах и листву на деревьях. Пение птиц вносило странное успокоение в душу. Красил неспешно, аккуратно. Почувствовав на себе чей-то взгляд, поднял голову. Рядом стоял Ванятко.
- Как неслышно ты подошёл. А у меня для тебя гостинчик.
Ванятко с упоением вдыхал аромат, исходящий от пирожков.
- Баба Маня пекла.
- Так ты мою бабушку знаешь?
- Она часто нас с Танюхой угощала. 
- Таня - сестричка твоя? А фамилия как?
- Воробьёвы мы.
Мальчик насупился, тень глубокой печали легла на его лицо. 
- Ты чего, Ванятко? Не грусти! Я завтра здесь опять буду с  бабушкой. Хочет она могилу деда проведать.
- Хорошее дело - усопших поминать. Я помню твою бабушку. Добрая она. Береги её.
-  Да уж точно в обиду никому не дам. Заглядывай к нам на огонёк.
- А ты точно приглашаешь? От чистого сердца?
- Приходи! Буду рад.
Ванятко приняв угощение, ушёл. Справившись с покраской, Степан, прихватив запасённую тряпку, отправился за мусором, который вчера не успел вынести. Всё аккуратно собрав, отправился искать место, куда выносят мусор, убирая могилы. Он шёл между номерных могил, когда его ноша неожиданно выпала из рук и рассыпалась. Вздохнув с досады, парень принялся всё увязывать заново. Невольно взгляд упал на ближайший крест. Вместо номера там было написано - Иван Воробьёв, 09.05.2013 - 09.05.2022. Степан застыл на месте, словно окаменел. Мысли вихрем пронеслись в голове.
- Ванятко жив! Это не может быть его могила! Так не бывает!  Просто ужасное совпадение!.
      У него возникло непреодолимое желание привести заросшую травой могилу в порядок. Убрав всю траву, он к своему удивлению и ужасу обнаружил на земле пирожок и конфеты. Раздвинув траву на прилегающих могилах, увидел бабушкины пирожки и бутерброды. Смятение, ужас охватили парня. Он замер на месте, не в силах пошевелиться. Немного придя в себя, подняв узел на головой, пробираясь через зарослей, наконец вышел к ограде, где была установлена табличка - Место для мусора. Назад возвращался тем же путём. Остановился  у могила мальчика, до конца не веря, что это могила Ванятки. Окинул взглядом могилы с номерами и ему стало не по себе - тревожно и как-то некомфортно.
- Как много людей, ненужных никому при жизни, ушло в мир иной. Деревянные кресты сгниют, могилы зарастут и сравняются с землёй. И никому нет дела до этих людей ни раньше, ни сейчас, раз умерли они в полном одиночестве и похоронены за казённый счёт. Никому не пожелаешь такой доли...
С тяжёлым камнем на сердце уходил  Степан и никак не мог отделаться от чувства, что в спину ему впиваются чужие колючие взгляды. Холодок страха пробежал по спине. Не раз он оглядывался, но никого не видел. Лёгкий ветерок пробежал по траве. До ушей донёсся шёпот:
- Он нас пожалел... Первый из всех приходящих...
Парень был не робкого десятка, но тут его охватил жуткий страх. Начавшаяся паника заставила ускорить шаги. Лишь выйдя из ворот кладбища, облегчённо вздохнул. Неожиданно для себя самого перекрестился, еле слышно прошептал:
- Господи, спаси и сохрани!
Гнетущие мысли о скоротечности жизни, о чьих-то несбывшихся мечтах и разбившихся надеждах, о людской неблагодарности к близким теперь не покидали его.
- Ведь эти люди жили среди нас... С кем-то дружили... Кого-то любили...Почему они сейчас забыты всеми? Должно быть это очень страшно уходить из жизни, когда рядом нет близкого человека.
Он подумал о бабушке.
- Надо бы почаще навещать её, а лучше забрать к себе. Вряд ли она согласится на переезд, но завести разговор стоит.
 
   Разговор с бабушкой не заладился, она наотрез отказалась от переезда. Ночью Степан плохо спал. Ему снился тёмный лес, из которого он никак не мог выбраться. Неясные тени следовали за ним по пятам. Куда бы он не сворачивал, всегда выходил на старинное заброшенное кладбище. Его охватывал страх и желание бежать сломя голову. Он слышал тяжкие вздохи за спиной, чувствовал сверлящие спину взгляды. Проснувшись в холодном поту, не поверил своим глазам. Перед ним стоял Ванятко.
- Какой кошмарный сон, скорей бы проснуться. 
- А ты не спишь. Я в гости пришёл, ты же сам звал.
В горле пересохло. С трудом парень выдавил из себя:
- Ты же... мёртвый...
- Я знаю...
Тягостное молчание затянулось.
- Помоги Танюхе.
Послышались шаркающие шаги бабушки.
- Стёпушка, с кем ты разговариваешь? Аль сон плохой приснился?
Внук скосил глаза в сторону, где только что стоял мальчик, но там никого не было. Нехотя рассказал о случившемся. Бабушка всплеснула руками.
- Нельзя мёртвых в дом приглашать. Раз явился он к тебе, не отвяжется - что-то ты для него сделать должен...
- Он про какую-то Танюху говорил, помочь ей надо. А на кладбище говорил, что знает тебя и пирожки твои любит. Кто он, Иван Воробьёв? Что ты о нём знаешь?
Старушка, приблизившись, присела на постель.
- Слушай! Печальная эта история... Антонина и Семён наши - детдомовские. Поженились сразу после школы. Им квартиру дали, мальчонка народился у них. Ваняткой нарекли. Хорошо жили, в любви и согласии. Семён шоферил, Антонина официанткой в кафе работала. Но беда однажды случилась. Бандюги на фуру напали. Семён с напарником отбивались, да силы были неравны. Обоих жизни эти нелюди порешили. После похорон Тоня сама не своя была. В рюмку стала заглядывать и быстро спилась. Сначала её из официанток в уборщицы перевели, а потом и вовсе уволили за прогулы и пьянство.  Стала она перебиваться кое-как да дружбу с местными алкашами водить. Дитё забросила. Люди жалели, кто еды подкинет, кто одёжу. Когда была трезвая, с готовностью всем помогала. Через два года прижила девочку, неведомо от кого. Мужики в её доме часто менялись, да всё беспутные. Утонула женщина в беспробудном пьянстве. А Ванятко шустрый и смышлённый рос. За Танюшкой присматривал, любил сестру. Насобирает бутылок по городу, продукты купит, а для сестрички обязательно пироженку или карамелек. Угостят его чем, домой несёт, чтоб с ней поделится. Тяжело детям было, а они всё равно весёлые и приветливые. Появился в доме новый хахаль да злобный такой. И мать бил, и на детей руку поднимал. Забил однажды он мальчонку на смерть. Убийцу по горячим следам взяли, а он и не отпирался. У Тоньки крыша поехала, до сих пор в психушке находится. Танюшку в наш детдом забрали, только она с того дня разговаривать перестала. Мы пока узнали, да одёжу для похорон собрали, Ванятку и похоронили в том, в чём ходил последнее время, в кофте красной материнской. Я давно на кладбище не была, не знаю, где его могила.
- Я её нашёл. Там целый участок странных могил с номерами на деревянных крестах и Ванятко среди них.
- Стало быть вместе с бомжами упокоился. Они и от морозов мрут, и от болячек нажитых. Лишними стали и в семьях, и в обществе. Хоронят за счёт государства, иногда некому и сказать, как звали их при жизни. Вот и ставят номера, а в книге кладбищенской - неизвестный упокоился такого-то числа. Никто их не ищет и не будет искать. Лишние они... Не к добру однако Ванятко к тебе приходил. Не отвяжется душа неприкаянная, сестра его здесь держит. Он ведь её единственный защитник. Завтра сделаем так. С утра съездим на могилу к деду и Ванятку проведаем. Потом подкинешь меня в детдом. Меня ещё там помнят, столько лет отработала в нём. Разузнаю, что и как. А там и решим, как девочке помочь. А сейчас спи.

   С утра уже были на кладбище. Старушка осталась довольна работой внука - всё чистенько, аккуратненько выкрашено. Прошлись до могилы мальчика. Постояли молча. Бабушка окинула взглядом участок с номерами.
- А сколько ты у меня ещё гостевать будешь?
Внук бросил лукавый взгляд на неё.
- Да несколько дней проведу, если не выгонишь.
Она приняла шутку. и с мольбой в голосе произнесла:
- Не выполнишь ли мою просьбу. Ты парень крепкий да ловкий. Глядишь, за день и управишься.
- Всегда готов! А что делать-то надо?
- Убрал бы ты с этих могил траву, Кресты подправил. Настаивать не могу. Делай, как тебе сердце велит. 
- Сделаю, бабуля! Разве я могу тебе отказать.

    Степан терпеливо ждал бабушку в машине у ворот детского дома. Она вышла, явно чем-то озадаченная и всю дорогу молчала. Дома, покормив внука, поделилась тем, что узнала.
- Совсем дела с Танюшей плохи. До сих пор девочка не разговаривает. Хотят в специнтернат отправить. С её приходом в детский дом странные вещи стали твориться. Дети все разные. Одни озлоблены на родителей и на весь мир, вымещают свою злобу на других, более слабых, непохожих на них. Вот Танюшка и стала объектом нападок. Но неожиданно появился у неё тайный защитник. Что там и как - никто из персонала не знает, но только напуганы забияки до смерти. Притихли и никого теперь не обижают. Серафима, самая злющая воспитательница, и такие у нас работают, никому спуску не даёт и девочку невзлюбила сразу. Вот теперь она наотрез отказывается дежурить ночами. Всё твердит про мальчика-привидение, но никто его из персонала не видел, а если и видел - помалкивают. Душа у меня за сиротку при живой матери болит. Она ведь от горя онемела. Ей тепла не хватает, чтоб прийти в себя. Попадёт в специнтернат, считай пропало дитё. Клеймо неполноценности на всю жизнь и отношение соответственно. Ума не приложу, как бедняжке помочь.
Старушка тяжело вздохнула и добавила:
- Ты уж, Стёпушка, прибери завтра на могилках, как обещал.
Внук молча кивнул головой.

   Ни свет, ни заря Степан уже был на месте. Утренние птицы приветствовали руладами начало нового дня. Трава клонилась к земле от дуновения ветерка. Странный шёпот слышался парню, словно трава переговаривалась с листвой деревьев на своём языке. Одну за другой приводил он могилы в порядок. Когда номерной участок принял ухоженный вид, положил на каждое захоронение бумажную салфетку, а на неё - пирожок, испечённый ночью бабушкой.  Постоял у могилы Ванятки. Принял решение, словно тяжёлая гора свалилась с плеч. Страха уже не было ни перед этим местом, ни перед неизвестностью грядущего. 

    С порога Степан заявил:
- Бабушка, ты должна переехать ко мне. Не хочу, чтобы ты одна была. Ты мне так нужна.
Старушка перебила его:
- Согласная я на переезд, только уважь мои пожелания. Давай Танюшку возьмём из детского дома. Пропадёт ведь в специнтернате. Будь добр, пока я жива, не продавай наш с дедом дом и привози меня на могилку хоть раз в год. 
Внук радостно улыбнулся.
- Я как раз и хотел с тобой об этом поговорить!

      Не раз являлся в ночи Степану мальчик. Молча смотрел, словно ждал ответа, и уходил. Его появление воспринимал спокойно. Это больше тревожило бабушку. Оформление документов заняло какое-то время. Наконец переезд состоялся. Девочка по-прежнему молчала и не улыбалась, но заметно повеселела. Исчезла угрюмость в её взоре. Она с любопытством разглядывала всё вокруг. Ванятко давно не являлся Степану. Иногда парню казалось, что он видел его в толпе, но мальчик больше не приближался к нему.
     Как-то ночью, что-то послышалось ему. Он осторожно приблизился к комнате, где спала девочка, и услышал голос Ванятки.
- Я больше не приду и Степана беспокоить  не буду. Ты ничего не бойся. Всё будет хорошо.Они люди добрые, надёжные. Не забывай меня...
Приоткрыв дверь, он успел увидеть медленно тающий силуэт мальчика в углу комнаты. Молча смотрели туда, пока видение полностью не исчезло. Девочка повернула голову в сторону Степана и улыбнулась.
- Спокойной ночи!
- Спокойной ночи, Танюша! 
Новая жизнь начала налаживаться.
 
 
Рейтинг: +15 156 просмотров
Комментарии (10)
Сергей Шевцов # 20 сентября 2022 в 10:26 +6
Добро всегда должно побеждать!
Ирина Ковалёва # 21 сентября 2022 в 08:30 +4
Хороший рассказ. Чувствуется рука мастера. Читала с большим интересом и удовольствием
Тая Кузмина # 21 сентября 2022 в 16:17 +5
Рассказ замечательный. Настоящая мистическая история с житейскими моментами.
Легко читается,хороший авторский стиль.
Александр Джад # 21 сентября 2022 в 16:34 +3
Согласен с предыдущими комментами - хороший рассказ. Тут и добавить нечего.
Удачи автору!
Пётр Великанов # 21 сентября 2022 в 20:17 +4
Неспокойно было мальчонке на том свете, переживал за сестру.
Ну у неё все наладится, в добрые руки попала.
Виктория Джура # 23 сентября 2022 в 20:51 +3
Хорошо, что хорошо заканчивается. Рассказ захватывает с первых строк и не отпускает до самого конца. Автору - респект и большой творческой удачи!
read-9
Аида Бекеш # 24 сентября 2022 в 22:54 +2
Мальчик Ванятка стал лишним ещё при жизни, когда его отца не стало.
Владимир Перваков # 26 сентября 2022 в 13:02 +1
Немного страшно от мистики рассказа,
хотя читается с интересом, но доброта побеждает,
и напрашивающееся окончание оставляет хорошее впечатление.
Удачи, добра и вдохновения автору.
faa725e03e0b653ea1c8bae5da7c497d
Галина Сотникова # 28 сентября 2022 в 23:51 +1
Хорошо написано,читается легко,с интересом.Удачи автору! korzina
Валерий Третьяков # 4 октября 2022 в 19:12 +1
Замечательный мистический рассказ,
читается легко.Прочитал с интересом.
С теплом Валерий.